RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 1 Августа 2009

«Сплавные» хождения по Томи-реке

Случаются же в жизни удивительные вещи... Вот, к примеру, нынешним августом довелось мне ловить сайру в Томи, есть ананасы посреди глухой тайги, наблюдать явление двойной радуги, фланировать в тапках разной величины и... ходить по водной глади. Потому как путешествие моё (вернее, наше – вместе с двумя десятками отчаянных и лёгких на подъём людей, несмотря на наличие у них инвалидности разных групп и степеней) так и называлось – «Шаги по воде».
Кто-то в доблестном порыве пересекает реки поперёк, а мы – вдоль. (А ведь, к слову, настоящие моряки тоже не «плавают», а и впрямь «ходят» по своим морям и океанам). Идея измерить Томь шагами – не нова. Уже на третий по счёту сплав дерзают отправиться ребята из Новокузнецкой городской организации Всероссийского общества инвалидов и их товарищи из дружественных городов: Междуреченска, Осинников, Читы, Уфы, Ленинск-Кузнецка, Белова, а также посёлка Темир-Тау и Алтайского края. В партнёрстве с библиотекой им. Гоголя и её информационным центром для инвалидов «Крылья», при поддержке ДЮСШ «Грань», ребят-волонтёров из «Церкви на камне» и Кузнецкбизнесбанка совершалась эта уникальная в своём роде туристическая акция.
На весь запланированный речной маршрут длиной около 200 км (от станции «Бискамжа» до станции «Томь-Усинская») нам отводилось восемь дней. А за приключениями дело не стало.

ГЛАВА ПЕРВАЯ, ДОРОЖНАЯ
Добраться до томских верховий на сей раз было предложено не в специально заказанном автобусе – решили испробовать самый что ни на есть демократичный (и обычный для большинства населения) вид транспорта – поезд. То есть сначала управиться с погрузкой в вагон, а потом по прибытии на место выгрузить и перетащить через подземный переход килограммы снаряжения (рюкзаки, палатки, провизию, плавсредства и прочие принадлежности туризма) и наших ребят-колясочников.
Сложности возникли с оформлением коллективной заявки (она нужна, чтобы состав подогнали к удобной платформе и чтобы было продлено по необходимости время стоянки на месте назначения). Поразмышляв над условиями («А вас сопровождает врач? А вообще-то мы для инвалидов продаём билеты только в купе, коляски же будут загораживать проходы» и так далее), мы посчитали их существенно ограничивающими нашу свободу передвижения. К тому же, не желая создавать железнодорожникам излишние трудности, решаем купить билеты, как все люди, – в кассе на вокзале.
Поезд везёт нас вдоль ночной Томи – по этому же, только водному, пути мы будем возвращаться домой целую неделю. Вопреки всем опасениям проводники поезда «Новокузнецк – Абакан» и наши попутчики оказались вполне толерантными людьми. Некоторые, вдохновлённые рассказами о прошлых путешествиях, вызвались помочь с разгрузкой. И даже задерживать состав не пришлось: высадка (в три часа ночи) получилась максимально оперативной – за 11 из 14 минут стоянки по цепочке успели повыкидывать из вагона на перрон весь свой походный скарб.
Ночь. Вокзал Бискамжи. Посреди зала ожидания свалена груда снаряжения, на которой дремлют уставшие путники, – кто-то прямо на полу залёг в спальные мешки. Это мы, 23 прибывших из Новокузнецка туриста. Как выяснилось на месте, до Томи нам предстояло пилить ещё три с лишним километра. Пешим ходом по ухабам и лужам не добраться. Остаётся только ждать утра, чтобы найти подходящий грузовичок. А пока, действительно, можно и поспать...

ГЛАВА ВТОРАЯ, СОБЫТИЙНАЯ
...Н-да, как-то не особо «судоходно» выглядит Томь в этом таёжном захолустье: узкая, извилистая и быстрая – скорее, ручей, а не речка. Вот на эту-то воду и предстоит спустить всю нашу надувную флотилию, состоящую из пяти катамаранов, тримарана и маленькой резиновой лодки. Увязываем вещи, разбираем вёсла – к отплытию готовы, можно отправляться в путь.
Хакасия в это время года не особенно приветлива. Первые два дня поливала моросящим и крупным дождичком. Нас несёт по петляющему руслу резвым течением, прижимает к берегу на поворотах – только успевай лавировать и уворачиваться от поваленных трухлявых стволов и коряг. Так и норовят они то воткнуться в ногу или в глаз, то кат продырявить. Эх, лавируй, не лавируй, всё равно угодишь в кусты. А то и в тесную «компанию» столкнувшихся плавсредств. На одном из таких крутых виражей произошла авария – наскочили друг на друга три ката, попадали в реку вещи и люди. Пока одни пытались разрулить затор и выудить потерпевших из леденющей воды, другие мужественно цеплялись за ветки, одновременно спасая общественное имущество. А все остальные догоняли уплывающие рюкзаки, палатки и банки с сайрой и тушёнкой.
К сожалению, избежать потерь не удалось. Утонули фото- и видеокамеры, запечатлевшие начало сплава-2009, да уплыли несколько шлёпанцев. Вот и от моей пары остался только левый тапок, правый – 43-го размера – был обретён чуть позже. Его выловили в водах Томи, и оказался он родом из нашей же команды.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, БУДНИЧНАЯ
«Сплав – это здорово: активный отдых, природа, рыбалка, песни у костра, печёная картошечка...» – говорили мне знакомые, якобы тёртые туристы-сплавщики. Мои же собственные умозаключения больше основываются на круговерти дел: подъём, завтрак, увязка-погрузка, гребля, разгрузка, ужин, сон. И снова: подъём, погрузка, гребля, разгрузка, сон, подъём, гребля, таскание катов по мели, гребля, разгрузка, сон, подъём, гребля, разгрузка... Видно, не открылся мне пока заповедный смысл туристического образа жизни. И чудесное откровение по поводу единения с сибирской природой тоже посетить не успело. Так иной раз и не прочувствуешь, сколь прекрасен может быть ужин под звёздным небом. Если ужина ты дождался... А когда усталость сваливает с ног – так и бредёшь в палатку, голодный, мокрый и совсем разбитый...
На третий день сплава вся хмурь развеялась, жаркое августовское солнце выкатилось на синий небосклон и принялось пощипывать за выступающие из спасжилетов части тел. Практическое применение долгожданному светилу находится быстро – мы пользуемся возможностью высушить вещи прямо на собственных суднах. Река делается всё шире и шире, расслаивается на несколько рукавов, баюкает в своих объятиях острова, похожие на джунгли, бурлит у скал, плещется на отмелях. Перекаты несут наши корабли вперёд, мы качаемся на волнах, словно на качелях. Плыть становится гораздо веселее. Особенно в сопровождении прытких поездов. Машинисты гудят приветствия нашей разноцветной армаде.
Хорошо!
Вот и первый более-менее населённый пункт – Балыкса. Здесь мы нашли хлеб и малину. А потом были Лужба, Теба, Чульжан и Майзас и совсем мелкие поселения в несколько домов, впрочем, с хорошо налаженным бытом: снующими моторками, водокачками и генераторами, спутниковыми антеннами на деревянных срубах и вставленными пластиковыми окнами. Эх, неосуществимая мечта притомившихся сплавщиков: исчезнувший в дымке сон, оазис, мираж, растаявший за поворотом, необретённый рай на шорской земле. Который мы по невероятному, жесточайшему недоразумению проплыли мимо. А ведь там, на Лужбе, в туристическом приюте Михаила Шевалье нас уже ждали часы блаженного отдыха, котлеты и парное молоко, баня и мягкие кровати, бил копытом Орлик, готовый покатать ребят на своей рыжей спине.
…Ладно, проехали, точнее проплыли. Зато сегодня будут песни: под сводом дерев тоже тепло, сухо, и можно доставать гитары. Ведь с нами барды, неугомонные наши, любимые исполнители, днём – гребцы, с вечера и до самого утра – певцы. В три гитары и 18 струн развлекают народ песнями собственного сочинения: «Моё призвание – диван, не стоит в этом сомневаться, после приёма тёплых ванн, после приёма тёплых ванн на нём так мило распластаться...»
Кстати, от добросердечного Михаила Михайловича достался-таки нам подарок. Не поленившиеся заглянуть на приют шустрые «карасики» (так с высоты собственных плавсредств мы прозвали пассажиров ката-малютки) прицепили презент на буксир и торжественно пригнали его в лагерь. Красавец-катамаран по имени «Орлик» пришёлся очень кстати вместо лопнувшего по швам «БМВ».
Пару дней ещё плывём по расчудесной погоде, но уже куда неспешней. Появляются затяжные плёса, течение часто сходит на нет, грести становится труднее. Хочется днёвки, отдыха, все вымотались и устали, силы на исходе и подлежат восстановлению. Главное, найти удобное место – например, вон у того дачного посёлка. Это станция «Холодный плёс»? Всё, встаём на днёвку.

ГЛАВА КОРОТКАЯ, НО ОЧЕНЬ ПРИЯТНАЯ
Хорошо греть натруженные косточки на берегу, купаться, загорать, грызть черёмуху, выуживать кедровые шишки прямо из реки, забрасывать удочки и солить в пластмассовом ведёрке пойманных пескарей. Соседи-рыбаки интересуются: «Откуда плывёте? Ну вы даёте... А как решились-то на такое? Не в первый раз уже? Вот это молодцы! Удачи вам, ребята!» Хорошо вечером на ужин откушать ананасы в сиропе и, залёгши в палатку, любоваться явлениями таёжной природы. Гигантская луна, похожая на исполинское светящееся яйцо, висит над лагерем, бесстрастно взирая на засыпающую округу. Рядом дышит тайга, сонная река что-то бурчит себе под нос, звенят сверчки, гитары, похрапывают соседи...

ГЛАВА ПЯТАЯ, ПОСЛЕДНЕЯ ИСПЫТАТЕЛЬНАЯ
А ведь скучно было, если бы и дальше выдалась тишь да гладь да солнечная благодать. На два последних дня у нас запланировано испытание на прочность. Вот где небеса «расщедрились» на осадки, вот где были настоящий прорыв и проверка характеров, упорства, терпения и выносливости. Вокруг непогодь несусветная, ливневая завеса заслоняет обзор, дождь хлещет со всей силы по нашим упрямым посудинам. А то ещё ветер начинает задувать в лицо, гребёшь изо всех сил – и всё равно стоишь на месте. Мокрые, как кильки, злые, как акулы, громко исполняем бодрые песни назло всем свирепствующим штормам.
А вот, наконец, и славный город Междуреченск, родина нескольких наших сплавщиков. Светлая водичка, из которой до сих пор получались отменные суп и чай, стала вдруг чёрной взвесью: опускаешь весло в воду – и не видать весла. Теперь понятно, отколе на Томи начинается цивилизация.
Проплыли ГРЭС. Нам остаётся совсем чуть-чуть, где-то неподалёку должен быть конечный пункт нашего путешествия. И как-то неожиданно, за очередным поворотом, оказавшимся последним, наш сплав был завершён. Всё, приплыли, – говорят. Стало грустно. Восемь дней пронеслись и не оставили надежды на бесконечность новообретённого качества бытия. Миновала последняя ночёвка, наутро из костровища выуживаю оставшиеся полпечёной картошки, иду паковать чемоданы. Каты сдуваются, загружаются в приехавшие за нами ПАЗики, ненужный уже тапок остаётся зимовать на берегу...

Анастасия Лешкевич, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter