RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 1 Октября 2009

Интересные люди

В пятницу – день недели, который в расписании библиотеки им. Гоголя обычно значится как нерабочий, гостеприимное фойе учреждения принимало посетителей своей новой выставки. В тихой камерной обстановке, среди друзей и коллег по творческому цеху, в сопровождении ненавязчивых гитарных переборов собравшиеся изучали портретную графику Анатолия Зыкова.
«Людей неинтересных в мире нет» – такое название для выставки придумала Галина Иванова, её куратор и организатор. Автор же был склонен к лаконичности и озаглавил свою экспозицию просто и незатейливо: «Портрет».
Хотя и первое утверждение, взятое из стихотворения Евгения Евтушенко («Людей неинтересных в мире нет. Их судьбы – как истории планет. У каждой – всё особое, своё, и нет планет, похожей на неё»), как нельзя лучше отражает смысл самого портретирования, тем более, если работа выполнена настоящим мастером.
Анатолий Зыков – архитектор, член Союза архитекторов России, долгое время работал в «Кузбассгражданпроекте». Кстати, его творчество прекрасно известно всем новокузнечанам в возрасте «и стар, и млад»: кто же из нас не бывал зимой у ёлки на площади общественных мероприятий и не любовался на фигуры, выточенные из снега? Так вот: уже много лет их автором (и придумывающим эскизы, и собственноручно воплощающим их в снеговые скульптуры) является герой данной публикации.
Анатолий нынче предпочитает находиться в амплуа «свободного художника». Уйдя из архитектуры (потому что, по его признанию, собственно творчество в рамках существующих архитектурных потребностей практически невозможно), он целиком и полностью обратился к изобразительному искусству. Которое, будучи представленным широкой публике, вызывает восхищение и уважение и простого зрителя, и профессионала:
«Любит делать наброски в «изысканном» ракурсе. Это не просто погрудные или поплечные изображения. Автор так «закручивает» объект – появляется артистизм, что невольно начинаешь любоваться, особенно женскими портретами. В мужчинах же предпочитает передавать брутальные свойства личности» (Галина Иванова).
«Не углубляется в сложные, напрягающие зрителя рассуждения, а просто предлагает своё наблюдение. Работы нравятся своей простотой, в них нет никакой манерности – это приятно, красиво, пластично» (Валерий Лукьянчиков).
«Через взгляд, выражение раскрывает душу человека. Это дар, не всякому художнику свойственный. Анатолий сейчас находится в отличной форме» (Елена Башарина). Гости экспозиции вглядывались в лица изображённых людей. Для многих из присутствующих они оказались узнаваемыми. Главврач второй горбольницы, архитекторы, художники. Жена автора. Семья соседей по мастерской. «Натюрморт с ликом» – это деревянное резное изображение Христа, которое находится у автора в рабочем помещении. Все работы (за исключением одной акварельной) выполнены пастелью: «Раньше больше писал карандашом. Но карандаш – это монохромная графика, пастель же – цветная, мягкая, тёплая, хорошо подходит к физическим качествам человека», – рассказывает Зыков.
И вот на вас глядит лысовато-седовласый дядька, очень похожий на любимейшего актёра Леонова, – на самом же деле эти голубые с хитринкой глаза принадлежат новокузнечанину Качиневскому. Или (согласно своей брутальности) «набычившись» корпусом, вашу персону с полотна в упор разглядывает архитектор Андрей Тарасов... В произведении под названием «Шуба» явлен скорее образ, чем характер: девушка сидит в кресле, закутавшись в мех и поджав под себя ноги, – ей, видно, нравится ощущение тепла и мягкости зимней одёжи. А может быть, она просто спряталась от холодного мира? Кстати, та же молодая особа «задействована» в другой картине: теперь она в роли невесты, в платье белом, которое под волшебными руками художника «оттенилось» радужными красками, и стала та девушка похожей на райскую птицу.
Воплощённые Зыковым образы легко описывать – так они выразительны и даже деятельны. Ещё одна работа хорошо запомнилась: там, где изображена женщина в картине «За чаем», с сигаретой – у неё, верно, перерыв в трудовом расписании, но с таким прищуром ведь можно обдумывать очень далеко идущие планы... Впрочем, на однозначность в трактовке лучше не претендовать. Вот что автор, например, сказал по поводу портрета девочки («Лето»), где хорошо прорисован только верх юной модели (а мы было подумали, что у ребёнка «скорее всего» какие-то проблемы с ногами): «Она просто убежала, не усидела до конца, а я и не стал доделывать. А зачем? Движение, состояние есть. Законченная работа – мёртвая. Должна же быть в портрете какая-то загадка? А зритель волен сам додумывать картину».
Примечательно, что к своим моделям художник относится с исключительным почтением, признавая за натурщиком или натурщицей моральное право на сотворчество. По его мысли, главное, чтобы между портретирующим и портретируемым было взаимоотношение. Когда есть желание помочь друг другу, тогда одновременно будут рисовать и художник, и модель. Именно так: творить вместе – и никак не меньше.

Анастасия Лешкевич, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter