RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 8 Октября 2009

Миф о ленд-лизе как бескорыстной помощи союзников

3 июля сего года в Вильнюсе 18-я ежегодная парламентская ассамблея (ПАСЕ) организации по обеспечению безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) приняла резолюцию об осуждении геноцида, военных преступлений и преступлений против человечности, которые «испытали на себе европейские страны» со стороны «двух мощных тоталитарных режимов – нацистского и сталинского» (п. №3 резолюции). После того, как та же резолюция (п. №10) объявила 23 августа, то есть – день подписания пакта Молотова-Риббентропа – «общеевропейским днём памяти жертв сталинизма (на первом месте именно – сталинизм!!!) и нацизма», мы, граждане России, должны для себя окончательно уяснить: «белая и пушистая Европа» упорно стремится всю вину за развязывание второй мировой бойни свалить на Россию наряду с Германией.
Это, конечно, чудовищно. Но зато нам, гражданам великой страны, внесшей главный вклад в освобождение человечества от нацистской чумы, это даёт полное право на освобождение от излишней политкорректности в оценке реального вклада других народов и стран, в том числе и европейских, в достижение Великой Победы.
Одним из «политкорректнейших» мифов о второй мировой является заблуждение о решающей роли американо-английских поставок вооружения, снаряжения и продовольствия в СССР – Россию в деле достижения победы над Третьим рейхом.
В изданном на русском языке сборнике «Роковые решения» недобитый германский генерал-лейтенант Зигфрид Вестфаль заявляет: «Можно без преувеличения сказать, что без огромной американской поддержки русские войска вряд ли были бы в состоянии перейти в наступление в 1943 году».
С этим мифом должно быть решительно покончено. Фактов для этого предостаточно.
Первое: нам нельзя забывать о том, что общая доля англо-американских поставок – всего четыре процента от того, что было произведено в СССР для нужд армии в годы войны.
Второе: суть и смысл ленд-лиза заключались не в предоставлении союзнику (в отношении к СССР – вынужденному) тех видов вооружения и снаряжения, в которых он нуждался в первую очередь, а в разрешении военному ведомству США «предоставлять излишние для американской армии вооружение и снаряжение, а также стратегические материалы и промышленное оборудование тем странам, которые могут защищать американские национальные интересы, допуская включение в число этих стран и России».
Третье: СССР был далеко не единственным и не основным получателем помощи по ленд-лизу. Поставки осуществлялись в 40 стран, и больше всех получила фактически почти не воевавшая Великобритания: в три раза больше, чем СССР (на общую сумму – более 30 млрд. долларов).
Четвёртое: американцы не любят вспоминать, а мы – не должны забывать о том, что несмотря на действие федерального закона США о запрете товарно-денежных отношений с врагом, многие крупные американские и связанные с ними их дочерние компании не прекращали торговли с Германией на протяжении почти всей войны – вплоть до высадки союзников во Франции летом 1944-го.
Только одна «Стандарт-Ойл» через свой венесуэльский филиал поставляла Гитлеру 13 тысяч тонн нефти ежемесячно. Этот же концерн обеспечивал топливом южноамериканскую авиакомпанию «ЛАТИ», занимавшуюся поставками грузов в Германию по воздуху.
Непрерывным потоком для нужд Третьего рейха шли из-за океана вольфрам, синтетический каучук, огромное количество комплектующих деталей для автомобильных заводов Франции, принадлежавших Форду и не прекращавших производства автомобилей для нужд Вермахта ни на один день вплоть до освобождения союзниками Парижа.
Общий объем фордовско-рокфеллеровских поставок нам неизвестен, поскольку является и поныне «коммерческой тайной», но в главном мы сомневаться не можем и не должны: торговля с Берлином была ничуть не менее интенсивной, чем с Москвой. И в ходе войны её объёмы не уменьшались. Они росли.
Например, в 1944-м Германия получала через порты франкистской Испании испанским флотом уже по 48 тысяч тонн американской нефти и по 1,1 тысячи тонн вольфрама ежемесячно и свирепствовавшие в Атлантике германские подводные лодки не трогали испанские торговые суда.
И это далеко не весь перечень поставок. Они не были только сырьевыми. Американская корпорация «Интернэшнл телефон энд телеграф» по контракту с Германией производила и поставляла коммутаторы, телефонные аппараты, системы воздушной разведки и оповещения, радиолокационное оборудование, взрыватели для артиллерийских снарядов (30 тысяч штук в месяц), селеновые выпрямители, высокочастотное оборудование, готовые изделия для сборки ракетных снарядов, которыми немцы бомбили Лондон, и так далее.
Не отставали от промышленников и американские банкиры: всю войну с Рейхсбанком Германии активно сотрудничал (финансировал Третий рейх) нью-йоркский «Чэйз Нэшнл Банк» через свой парижский филиал.
И это – то немногое, что стало известно сегодня.
Вполне в духе цинизма, присущего янки, предельно точно выражено сенатором 41-го и президентом США 45-го Гарри Трумэном: «…и пусть они таким образом убивают друг друга как можно больше». («Нью-Йорк Таймс» 24.06.41).
Невольно сопоставляешь с нынешними временами: пока в Афганистане властвовали талибы, производство опийного мака там было под запретом и под угрозой смертной казни. Со времени пришествия в страну американцев производство мака и опиатов возросло на порядок. Львиная доля героиновой заразы приходится сегодня на нас, на Россию.
Пятое: важно помнить, когда именно приходил на помощь ленд-лиз.
В 1941-м по нему было поставлено товаров на общую сумму около 100 млн. долларов – менее одного процента общих поставок в СССР за все годы войны. В 1942-м – 27 процентов от общих поставок.
Вывод: более 70 процентов поставок пришлись на 1943 – 1945 гг., на период, когда после разгрома Вермахта под Сталинградом и на Кавказе ни у кого уже не было сомнений в том, кто кого одолеет: Россия – СССР или гитлеровский Третий рейх, объединивший в одно целое всю континентальную Европу.
Отдельно стоит сказать об эпизоде самого страшного, критического для нас периода войны – о том, что произошло с одной из лендлизовских поставок летом 42-го. Это был момент, когда, по точному и скорбному выражению Сталина (приказ НКО СССР №227 от 28. 07. 42), «…мы потеряли 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год… Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину… Отныне железным законом для каждого командира, красноармейца и политработника должно являться требование – ни шагу назад…»
Именно в эти дни решалась судьба войны. Тогда эвакуированная промышленность только начинала работать на новых местах: на Урале, в Сибири и в нашем родном Сталинске, тогда на вес золота были каждая винтовка, снаряд, самолёт и танк. Именно в эти дни наши «союзники» – англосаксы решили «повременить» с продолжением лендлизовских поставок.
Речь идёт о трагической судьбе каравана PG-17, брошенного 5 июля 1942-го по приказу британского адмиралтейства конвоем из военных судов. В результате до наших портов дошло всего 11 судов из 35 - на дне оказались 210 самолётов, 430 танков, 3550 автомобилей. И это при том, что британские военные моряки никогда не праздновали труса в гораздо худших ситуациях, при том, что на момент получения приказа – 4 июля – вражеские корабли болтались где-то в сотнях миль от злополучного каравана. Согласно официальной британской версии он стал жертвой трагической ошибки, совершённой первым лордом адмиралтейства адмиралом Паундом, отдавшим приказ командиру конвоя контр – адмиралу Гамильтону: крейсерам конвоя отойти, а кораблям каравана рассредоточиться.
Но давайте вспомним, что за день был 4 июля 1942-го.
Именно в этот момент пал Севастополь и обрушилась оборона Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов, Советский Союз вновь оказался на грани разгрома. Одновременно с этим на Средиземноморском театре войны войска гитлеровского Евросоюза приблизились к Суэцкому каналу. Для англосаксов своя рубашка оказалась ближе к телу, и поставки в СССР были радикально сокращены: следующий караван пошёл в наши северные порты лишь 2 сентября, и до середины декабря 42-го поставок не было вовсе.
Шестое: качество поставляемого вооружения часто оставляло желать лучшего. Нам передавали не то, что мы просили, а по принципу: берите то, что дают. Герой Советского Союза генерал-майор танковых войск А.М. Овчаров: «Я воевал на английских «Матильда» и «Валентайн», американских М4А2. Первый заваливался набок на любом косогоре, второй горел от попадания даже 50-миллиметрового снаряда, несколько лучше был американский танк. Он имел почти такие же данные, как и Т-34. Но стоило сойти с дороги и попытаться взобраться на небольшой пригорок, особенно после дождя, как эти «Шерманы» скользили по грунту и сползали юзом». Наиболее совершенные модификации «Шерманы» М4А3Е8 и «Шерман Файрфлай» – в Россию не поставлялись.
Нахваливаемая «Аэрокобра» Мк-1 по скорости, скороподъёмности и маневренности уступала отечественным истребителям. А главное – из-за того, что мотор стоял в центре тяжести самолёта, после израсходования боеприпасов центровка резко менялась и машина часто сваливалась в штопор. Но даже «Аэрокобр» в 41-м году было передано всего 11 штук. Остальные 700 истребителей, поставленные нам в первые полгода войны, – безнадёжно устаревшие «Киттихок», «Томагавк» и «Харрикейн», сильно уступавшие и «Мессерам» и «Якам» и в скорости, и в маневренности и имевшие к тому же только пулемётное вооружение. Наиболее совершенные «Тандерболт» и «Кингкобра» появились только к концу войны и в боях участия не принимали, поскольку требовали длительной переподготовки лётного состава.
Поставки горючего с Абаданских заводов производились в мелких восьмилитровых бидонах (они стоили больше, чем их содержимое), и фирмы-поставщики зарабатывали на этой таре огромные деньги. По распоряжению А. Микояна в Бендер-Шахе была организована перевалочная база, где горючее из мелких бидонов переливалось и потом баржами отправлялось в Баку – потери сократились.
Вывод: поставки по ленд-лизу нередко представляли собой сброс устаревшей техники и вооружения.
От автора. Надеюсь, что всё вышесказанное достаточно показывает, что у нас, граждан современной России, нет никаких причин для излишней благодарности за материальную помощь союзников в годы Великой Отечественной войны. Зато есть законный повод гордиться качеством русского оружия – главного средства нашей Великой Победы.

Юрий АЛЯБЬЕВ, газета "Новокузнецк"

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter