RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 5 Декабря 2009

Исповедь ветерана

Уважаемая редакция! Пишет вам Фролов Тимофей Константинович. Я родился в 1919 году, 12 октября мне исполнилось 90 лет. За это время многое произошло. Мне есть, чем гордиться, есть, что осмыслить, ради чего жил и работал на этой земле.


В бассейне реки Белой Алтайского края находится село Кипешино. Там богатые земли, тучные пастбища… Там родились и жили мои родители, деды и прадеды – здесь же появился на свет и я. Окончил семь классов, каждое лето трудился на полях. Это были годы, когда партия и правительство взяли курс на коллективизацию. Во всех сёлах нашего Троицкого района создавались кредитные, машинные, семеноводческие товарищества и коммуны. Я считался грамотным, поэтому меня определили учётчиком работ.


В 1928 году у нас в хозяйстве появился первый трактор «Фордзон». Это было событие! Всё село смотрело, как он шёл! Колёса чугунные, на каждой кочке он подпрыгивал и гремел. Люди шарахались в разные стороны, но всё же добрались до поля, а, увидев первую пропаханную полосу земли, кричали: «Ура! Ура!» Мы были уверены, что станем первыми по сбору урожая – в таком подъёме находились. Коллективизация продолжалась до 1936 года. Кипешинцы трудились по-стахановски. Колхоз «Красная звезда» получал рекордную урожайность пшеницы – по 30 центнеров с гектара. В 36-м году на трактор села Беломытцева Елена Дмитриевна. Она проработала много лет, была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Имена тружениц можно перечислять до бесконечности. Низко кланяюсь женщинам нашего села, всем русским женщинам. Они столько вынесли на своих плечах… В 1938 году по решению правления колхоза меня отправили учиться в Сталинск, в училище КМК для пополнения кадров сталеваров. Оттуда я был призван в РККА (Рабочее-Крестьянскую Красную Армию). Служил в Забайкалье в составе 65-й стрелковой дивизии (60-й полк, первый батальон, пулемётная рота, пулемётчик-станкист). Учился, набирал знания военные, политические и практические. В роте у нас был девиз: «В любую погоду, в мороз и метель – каждую пулю без промаха в цель!» Я был отличником боевой и политической подготовки. Но война грозной бедой вошла в каждый дом, в каждую семью. По приказу К.Е. Ворошилова 21 октября 1941 года нашу дивизию отправляют в Куйбышев для подготовки к участию в параде. Нам выдали новое обмундирование, мы оттачивали свои умения строиться, перестраиваться в квадраты по 16 человек… 7 ноября был парад на Красной площади, а 9 ноября – митинг, на котором Ворошилов и Калинин напутствовали нас защищать Родину. Все были оживлены и говорили о своём желании поскорее отправиться на фронт. Погрузившись в эшелоны, мы двинулись в направлении Тихвина, который был захвачен немцами. Там мы дрались так, что жарко было. Бойцы бросались в атаку снова и снова, пулемёт перетаскивали с места на место, и всё били, били… 27 ноября я был ранен. Пуля насквозь прошила каску, осколок вонзился в голову, а сама она рикошетом вошла в спину. После госпиталя в г. Березняки был отправлен в формировавшуюся 131-ю стрелковую бригаду, в разведроту. Нашей задачей было обеспечить безопасный переход бригады через Волгу. Мы провели разведку, нашли подходящее место. Переход прошёл без потерь. Бригада заняла плацдарм вдоль реки, охраняя берега от немцев. Когда Волга освободилась ото льда, нас сразу направили на переформирование, а защитный рубеж заняла другая боевая часть. Бригаду выслали на Северный Кавказ. Путь был долгий: Астрахань, Махачкала, Грозный, Беслан. Устроились на кукурузных полях. В разведке наша группа обнаружила немецкие части. Командование приняло решение занять оборону на горных высотах, преградив немцам путь на Восток. В ходе разведок часто сталкивались с противником. Однажды мы обнаружили движение колонны немцев к нашим высотам (нас было шестеро). Приняли решение остановить их. Немцы шли внизу, мы же занимали позицию сверху, да и двигались в горах легко и быстро, что позволяло вести меткий огонь. Колонна противника была почти полностью уничтожена, с поля боя удалось бежать единицам. Тогда немецкие части предприняли попытку выхода к Владикавказу, чтобы окружить наши войска, стоящие в Даркофе, Ельхотове, Моздоке. Но наши части, находившиеся на правом берегу Терека, помешали этому. Быстро форсировали реку, перекрыв врагам путь к отступлению. Были взяты в плен около 10 тысяч немецких солдат. 31 декабря 1943 года наша бригада двинулась вдоль Терека к станции Прохладное, преследуя противника. Шли до Минвод. Немцы сопротивлялись отчаянно, пытаясь задержать советские войска, чтобы успеть вывезти награбленные ценности. Но благодаря молниеносной танковой атаке железнодорожные пути на Запад, в сторону Невинномысска, были уничтожены. Однажды ночью наша разведгруппа пошла с заданием на левый берег Кубани. Через реку перебирались в шлюпках, привязанных к канатам, чтобы в случае необходимости была возможность подтянуть лодку к берегу. Когда наша шлюпка вышла на воду, её осветила вражеская ракета. Начался обстрел, били пулемёты. Меня ранило. Очнулся в госпитале в Краснодаре, оттуда эвакуировали для лечения в Баку. Пуля прошла через правый глаз, тяжело травмировав голову, правое плечо вывихнуто. После выздоровления меня откомандировали в запасной полк в г. Кропоткин, в действующую армию не взяли, хотя я как коммунист был готов сражаться за Родину. Затем отправили меня на Алтай, на малую родину. Было и горько, и обидно, что я бесполезен для армии! Но пришлось сразу же включиться в работу колхоза: вёл учёт и морально поддерживал коллектив – исключительно женский. Но я постоянно рвался на фронт, и в январе 1944-го мне назначили перекомиссию, направили в Бийский запасной полк, где создавалась команда по сопровождению монгольских лошадей (400 голов) на Западный фронт, под Гомель. По дороге туда на переправе через реку Сож табун наш растерялся: шли танки, и лошади в панике разбежались по всей Белоруссии. Мы смогли поймать только 20. На доклад к генералу шли очень озабоченные… Хорошо, что он был умный человек. Успокоил нас, дал задание военным и гражданским (местным жителям) на отлов лошадей. После нас командировали в Олонецк, в запасной полк. Там я служил писарем на артиллерийском складе. 9 мая 1945 года нам объявили, что Гитлер капитулировал, война окончена, Советский Союз победил. Все – и мирные, и военные – были счастливы, пели, плясали, веселились. Всё было украшено флагами, пиротехники стреляли ракетами, в небе – просто северное сияние! В июне 1945-го меня отправили на Дальний Восток. Путь был длинный, мы любовались красотой нашей земли. На станции Раздольная сформировали команду из 30 человек для обслуживания ВАКУОС (Владивостокские курсы усовершенствования офицерского состава). Служба там приносила мне удовлетворение: я, старший сержант Фролов Тимофей Константинович, полезен войскам. Занимался заказами и доставкой обмундирования, техники, боеприпасов. Один раз, когда я возвращался со станции, машина попала в аварию. Меня доставили в эвакогоспиталь без сознания, с переломом предплечья, оттуда – в Томск, где был до конца 1946 года. После выписки присвоили инвалидность третьей группы, рекомендовали «умственный труд». Демобилизовался в Сталинск. Устроился на работу инспектором в Кемеровское управление Вторчермета. Работал до 1959 года, затем перевели на КМК контролёром ОТК. В 1979 ушёл на заслуженный отдых. Вырастил и воспитал троих детей. Все получили образование, работают. Дети ласковые, душевные, добрые. Я очень доволен своей жизнью и считаю, что честно служил Родине. И она не забыла меня: у меня много наград и поощрений. Я прожил жизнь не зря. Со слов ветерана Великой Отечественной войны Т.К. Фролова записала Л.Д. Чалая


Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter