RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 12 Января 2010

Десять дней под домашним арестом!

Наступление 2010 года для России должно было ознаменоваться введением с 10 января нового вида наказания – ограничения свободы, или, другими словами, домашнего ареста для определённого круга осуждённых.


Но уже с 1 января часть россиян – а точнее жители почти всей Сибири – оказались практически под домашним арестом без вынесения приговора. Установившиеся морозы под минус 40, а то и под 50 градусов, обильные снегопады при 30 ниже нуля естественным образом ограничили свободу передвижения миллионов человек. Да что там Сибирь! Просвещённая Европа и мудрые страны Востока пали под натиском непогоды. Мощные снегопады в Китае и Германии привели к нарушению нормальной жизни: десятки тысяч человек оказались под снежно-ледяным арестом в аэропортах, на вокзалах, непосредственно в поездах и автомобилях. Даже там, где вроде бы всё отлажено, дорожно-коммунальные и другие службы не справлялись со своими обязанностями. Так в новогодние каникулы силы природы в очередной раз показали, что принимаемые ею законы незыблемы – они не нуждаются в обсуждении, а подлежат неукоснительному исполнению…


Но вернёмся к нововведению в российской системе наказания.


Итак, в качестве основного вида наказания за совершение преступлений небольшой и средней тяжести теперь можно получить срок от двух месяцев до четырёх лет. В качестве дополнительного (за совершение отдельных тяжких и особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь человека, общественную безопасность, основы конституционного строя и безопасности государства) – от шести месяцев до двух лет.


Человеку, находящемуся под домашним арестом, нельзя будет уходить из дома в вечернее и ночное время суток, посещать определённые законом места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, выезжать за его границы... Кроме того, ему запрещено менять места жительства, работы или учёбы без согласия специализированного государственного надзирающего органа, куда осуждённому необходимо будет являться от одного до четырёх раз в месяц для регистрации. Вот так, с одной стороны, вроде бы и на свободе, а с другой – кругом одни ограничения.


Эта тема стала главной для обсуждения в самом конце уходящего года. Многие россияне уверены: «Домашний арест у нас в стране ввести невозможно, потому что невозможно в принципе!»


Другие полагают, что такой вид наказание будет весьма эффективным: время, проведённое в нашей тюрьме, не улучшило ещё ни одного человека, особенно это касается малолетних нарушителей закона. Правозащитники, выступающие на стороне нововведения, считают, что домашний арест может быть применён примерно к 113 тысячам человек в год. А значит, именно столько граждан России ежегодно смогут избежать пагубного влияния «зоны».


Но если кто-то и сомневается, то сотрудники уголовно-исполнительной инспекции ФСИН центральной части России уже подтвердили, что к введению такого вида наказания они готовы. В частности, закон разрешает им для постоянного контроля «за домашним арестантом» использовать электронные браслеты (такой эксперимент сегодня идёт в одном из городов средней полосы России), а также другие средства, например, установить веб-камеру в квартире «арестанта». (Хотелось бы, чтобы эти траты были из кармана осуждённого, а не из государственной казны!) Этот приём используется в «технически продвинутых» странах. Сейчас все ожидают только отдельного постановления правительства, в котором будет определён круг технических средств, используемых для надзора за осуждёнными с ограничением свободы.


Что же, 2010-й начался для России с введения домашнего ареста. Остаётся надеяться, что под него будут попадать лишь те, кто действительно готов исправляться, а не те, кто может избежать более сурового наказания, вольготно отсидевшись на мягком диване в уютненькой квартирке, посмеиваясь над правосудием…


Мы попросили новокузнечан высказать своё отношение к введению такого вида наказания, как ограничение свободы в домашних условиях.


Эдуард Воробьёв, адвокат:
– Это наказание у нас в стране не применялось в принципе никогда, и говорить о его эффективности пока ещё рано. Но я сам довольно скептически отношусь к такому нововведению, не думаю, что оно будет работать. Например, существующая практика условного осуждения тоже складывается по-разному. Бывали случаи, и они нередки, когда условное наказание отменялось и назначалось реальное, с отбыванием в тюрьме. Домашний арест, то есть ограничение свободы человека, хоть и является реальным наказанием, но с учётом нашего менталитета, не думаю, что он действительно станет эффективной мерой для исправления преступившего закон.


Наталья Позднякова, заместитель директора библиотеки имени Гоголя:
– Для нашей страны мягкий вариант наказания только ещё больше развяжет руки преступникам. Очевидно, во время кризиса у государства нет средств для финансирования всей системы наказаний. За рубежом в тюрьмах созданы цивилизованные условия содержания. У нас их нет, и люди уничтожаются как личности. Домашний арест – это вариант перехода на цивилизованную систему наказания. Для тех, кто совершил нетяжкое преступление, есть повод переосмыслить свою жизнь, а также шанс выйти на нормальный путь.


Марина Николаевна Попова, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних:
– Я за введение такой меры. Для несовершеннолетних правонарушителей, которые оступились впервые, это может оказаться действенным. Тюрьма – не место для перевоспитания. Но осужденных условно, если меры ограничительного характера не оговаривались судом, сложно было проконтролировать. В случае несоблюдения режима правонарушителям трудно было что-либо предъявить. Хорошо бы к домашнему аресту для несовершеннолетних добавить прослушивание лекций о вреде наркомании, курения и тому подобное, а также труд на предприятии.


Роман Васильевич Соломатин, юрист:
- Идея хорошая, я только «за». Однако считаю, что такую меру пресечения свободы можно применять лишь в отношении несовершеннолетних правонарушителей, у которых несформировавшаяся психика: пребывание в колонии их окончательно испортит. Но эта мера наказания будет действенной только при осуществлении жёсткого контроля за осуждёнными. Продумать этот механизм с учётом наших, российских, реалий – дело правоохранительных органов.


Старший инспектор штаба УВД по городу Новокузнецку Светлана Матрохина:
– На мой взгляд, домашний арест – весьма неэффективная мера наказания и смысл её совершенно непонятен. Всю тяжесть своего проступка преступник сможет осознать только в местах лишения свободы, а не в своей квартире. Тем более что совершать правонарушения человек, лишённый свободы в вечернее и ночное время суток, сможет днём. Предложенные меры контроля вряд ли помогут досконально отслеживать ежедневные действия заключённых, ведь к каждому из них не приставишь сотрудника милиции.


Алёна Незванова, газета «Новокузнецк»

 
Опрос подготовлен службой новостей.
Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter