RSS    Реклама на сайте

Реклама


Наши читатели



Новости Новокузнецка

Архив новостей
ААА

Новость от 26 Января 2010

Верность делу

Основа государства – процветающая экономика, а основа экономики – человек. Талантливый руководитель, учёный, производственник. Такие люди в нашем городе угля и металла были, есть и будут. Каждый из них вписывает свою страницу в историю Новокузнецка. Об одном из них – докторе технических наук, профессоре СибГИУ Борисе Александровиче Теодоровиче – мы хотим рассказать.


Б.А. Теодорович стоял у истоков разработки и внедрения в Кузбассе гидравлической добычи угля (как считают многие специалисты, неоправданно забытой сегодня технологии). По мнению коллег, единомышленников, учеников, Борис Александрович был большим учёным, вдумчивым исследователем, а свои идеи, для того времени новаторские, осуществлял на практике, много сделав для развития угольной отрасли региона. По словам академика РАН Вылегжанина, учёный из Новокузнецка в своих научных трудах сформулировал целую «стратегию устойчивого развития такого крупного горнопромышленного региона, как Кузбасс».


Начиналось так. После войны, которую прошёл «от звонка до звонка», Борис Александрович вернулся в Днепропетровский горный институт, откуда со студенческой скамьи ушёл на фронт. И вот вуз закончен. Молодого специалиста-горняка распределили в Кузбасс. Надо сказать, ещё до Великой Отечественной войны здесь, как и в другом угольном бассейне страны – Донбассе, начала складываться школа гидравлической добычи угля. Одним из её основателей был горный инженер Владимир Семёнович Мучник, выпускник престижнейшего Ленинградского горного института. Мучник руководил Кузнецким научно-исследовательским угольным институтом. Сюда и направили Теодоровича.


Молодой специалист показал себя хорошим организатором. Ему доверили руководство экспериментальными участками вновь открываемых шахт, где обкатывалась технология гидродобычи. Одновременно Теодорович читал курс по горному делу в СибГИУ (тогда Сибирском металлургическом институте).


«Время было такое: энтузиастов, людей невиданной трудоспособности, упорства и жизнелюбия», – вспоминает доцент кафедры высшей математики СибГИУ Надежда Семёновна Шкредова. Ей довелось работать с Теодоровичем. Борис Александрович пригласил выпускницу Томского госуниверситета к себе в аспирантуру. «Но ведь я не горняк», – засомневалась Шкредова. «А нам и нужен специалист по прикладной математике», – ответил Теодорович. «Я разрабатывала программное обеспечение для оптимизации параметров гидрошахт, – рассказывает Надежда Семёновна. – Борис Александрович во всё вникал, советовал…»


И другие коллеги Теодоровича, с которыми удалось поговорить, вспоминают о его удивительной способности в любом деле доходить до самой сути: будь то практическое применение новых для того времени прикладных технологий или производственный процесс в чистом виде. «В 1953 году мы сдавали первую в мире гидрошахту «Полысаевскую-Северную», – рассказывает доцент кафедры разработки пластовых месторождений горного факультета СибГИУ Василий Герасимович Иванушкин (в угольный институт его, молодого горного инженера, пригласил Теодорович). – Едем её запускать. Поезд приходит в четыре утра. «Давай в шахту сходим, потом устроимся», – предлагает Теодорович. Так и сделали. И дальше – по такому же графику. В шесть утра столовая открывалась, мы на ногах, перекусили – и в шахту».


Сколько усилий, упорства требовалось, чтобы сделать вновь открываемые шахты эффективными и производительными. Новые технические решения не всегда давались легко. Директор института иной раз был категорически против. Кто-то не взял бы на себя смелость спорить с начальством, но не Борис Александрович. На свой страх и риск он решился однажды на смелый шаг. По разработанной им схеме выработавший ресурс проходческий комбайн переоборудовали и спустили в забой гидрошахты. Результат не заставил себя ждать: выросла производительность, снизился удельный расход воды… Директор результатами испытаний остался доволен.


И вот в одно из посещений экспериментальной шахты Мучник, проходя по штреку, остановился у желоба. Заметил: «Толкуете, Борис Александрович, о новом способе выемки, а здесь такой густой поток пульпы». «Так это из-под комбайна», – выдал секрет один из инженеров.


Разборка в кабинете директора была бурной. «Как могли? Кто позволил?» – гремел Мучник. Институт с замиранием сердца ждал, чем закончится конфликт.


Прошло несколько дней. Встретившись в коридоре со своим замом, Владимир Семёнович спросил: «Как комбайн на шахте?» «Работает», – невозмутимо ответил Теодорович. «Зайдите ко мне, поговорить надо», – с остатками металла в голосе, но уже миролюбиво бросил на ходу директор.


Разговор получился долгий и обстоятельный. Новый способ выемки, разработанный Теодоровичем, был признан. А с пуском двух новых гидрошахт провели промышленные испытания механогидравлических комплексов. Спустя двадцать лет после первых промышленных испытаний комплексов на гидрошахтах Кузбасса их результативность была доказана за рубежом.


Гидравлическая выемка завоевывала позиции. Одна из шахт в Прокопьевско-Киселёвском угольном районе при разработке пластов сухим способом не блистала высокими показателями. Перевели на гидродобычу – вышла в передовые. При сухой добыче на ней случались в год десятки пожаров. Стала гидрошахтой – про возгорания забыли. Флагман отечественной гидродобычи – шахта «Юбилейная» – при запуске без очистного фронта в первый день выполнила суточный план! А бригада Героя Социалистического Труда Г.Н. Смирнова установила всесоюзный рекорд по всем показателям добычи угля с применением именно механогидравлической технологии. Достижения кузбасских шахтёров привлекли внимание зарубежных коллег: те предлагали открыть совместное предприятие по производству гидравлического оборудования. Но проект так и остался проектом…


Производственные победы, конечно, нелегко давались. Экспериментальные выработки – это всегда риск. По итогам очередной проверки сверху иной раз выносились грозные резолюции: «Отобрать диплом горного инженера!»


Но в контролирующих органах находились умные и смелые головы. Брал на себя ответственность в конфликтных ситуациях, вспоминают очевидцы, главный инженер Кузнецкого горного округа Воронов. Если считал, что новшество на пользу делу, – с разрешением не тянул: «Согласую в порядке эксперимента». Случая не было, чтобы горняки его подвели. Спустя время соответствующий пункт, как правило, вносился в правила технической безопасности.


До Москвы докатывались жалобы: «Нарушают… Запретить!» За помощью и поддержкой в таких случаях обращались к заслуженным, уважаемым горнякам. Например, к бригадиру проходчиков Смирнову, который в Верховном Совете СССР сидел на четвёртом по счёту кресле от Брежнева. Смирнов звонил в Москву министру угольной промышленности Братченко. Тот возмущался: «Кто запретил? Почему? Отменить!»


Теодорович и сам умел постоять за идею. Когда в министерстве со скрипом решались трудные вопросы, посылали Бориса Александровича. Он отстаивал в верхних эшелонах власти позицию кузбасских гидродобытчиков убедительно и по-деловому. Случая не было, чтобы он вернулся не со щитом.


…И вот пришло время, которого не ждали: слывшая передовой технология гидродобычи оказалась на грани закрытия. Теодорович и тут не сдался. Не мог этого сделать: был уверен, что за гидродобычей – будущее. Он решает возглавить отдел гидравлической добычи во вновь открывшемся Институте угля Сибирского отделения Российской Академии наук. Друзья и единомышленники удивлялись: «Зачем тебе это? Плетью обуха не перешибёшь». Теодорович отвечал: «Это шанс продолжить разработку проблемы, которой я посвятил жизнь. Отказаться от него не имею права».


Перебрался на жительство в областной центр, но с кафедрой гидродобычи горного факультета СибГИУ, которая была единственной в стране и которой Теодорович бессменно заведовал 20 лет (сейчас это кафедра разработки пластовых месторождений), сохранил самую тесную связь. Чуть не каждую неделю приезжал в Новокузнецк. Консультировал студентов, аспирантов, читал лекции. «Полезное ископаемое держит толщу пород, как Атлант небо. Взять полезное ископаемое, значит, держать вместо него небо», – говорил он своим студентам. Живо интересовался и глубоко занимался другими отраслями горного дела, в частности разработкой рудных месторождений. Многое из того, что задумывал, так и не успел завершить…


– Сибирский государственный индустриальный университет в этом году отмечает 80 лет со дня основания. Трудно переоценить вклад Б.А. Теодоровича в его становление и развитие, и особенно нашего факультета, год назад отметившего 60-летие, – говорит Юрий Кириллович Власкин, заместитель декана горного факультета. – Педагогом с большой буквы, одним из наших самых уважаемых преподавателей был Борис Александрович Теодорович. Наставник и учитель, он дал путёвку в жизнь сотням горных инженеров, десяткам кандидатов и докторов наук. А что касается науки, то многие его исследования опередили время.


Анна ВЕКШИНА, газета «Новокузнецк»

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter