RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 10.02.2011

Беречь и громко говорить…

Год назад ушла из жизни яркая, самобытная художница Альбертина Фомченко. Ушла неожиданно для всех: отправилась за пенсией, и вдруг приступ… До открытия персональной выставки Альбертины Фёдоровны оставалось несколько недель. С её творчеством знакомы многие горожане: и через забавные иллюстрации детских книг местных авторов, и через оригинальные росписи на брошках или шкатулках, задиристые частушки и стихи, куклы и самое главное – портреты, созданные с использованием приёмов парсунного письма (иконописи). В её честь библиотека имени Гоголя провела вечер памяти, на который собрались те новокузнечане, кому творчество талантливой женщины было особенно дорого. Среди них родная сестра Альбертины – Валентина Акбашева.

Человек с открытой душой, радостный, с великолепным чувством юмора, «заражающий» окружающих всем, чем жила. Так характеризовали Альбертину Фёдоровну гости мероприятия. Человек с большим физическим недостатком, от которого толку не будет, – это определение, не вяжущееся с первым, тоже о Фомченко. С таким клеймом от «здорового» общества Альбертина прожила вплоть до периода становления мастера. Дело в том, что в детстве она переболела полиомиелитом и с трудом передвигалась на костылях. Так и осталась бы девчонка серой птахой в безликой толпе, если бы не два её дара: художницы и певицы. Они вынесли её на поверхность, словно крылья. Заставили посещать школу, где она скучала на уроках математики, разрисовывая на свой лад учебники. Портреты вождей в вольном исполнении Али ввергали учителей в шок. (Семья проживала тогда в городе Кинишма Ивановской области, куда была эвакуирована во время войны из Ленинграда).

При выборе профессии и родители, и подруги советовали ей учиться на художницу. Работа сидячая по здоровью ей более подходила. В Палеховское училище девушка поступила без труда, аттестат с обилием троек роли не сыграл, главное – был талант! А вот снять комнату у будущей художницы не получилось. Калеке отказывали по причине, что ни воды натаскать она не сможет, ни дров нарубить.

– «Валечка, меня никто не берёт на квартиру, осталось руки наложить на себя…» – писала она сестре.

Валентина в то время закончила учёбу в Костромском музыкальном училище, собиралась поступать в институт, но всё бросила и приехала выручать сестрёнку. В Палехе она впоследствии устроилась работать руководителем хора.

– Мне Аля помогала, пела, стихотворения писала, – вспоминала на вечере памяти Валентина Фёдоровна. – У меня связки слабые, а у неё голос сильный, я текст хорошо запоминала, а она слова путала. Выступали так: я жестикулировала и рот открывала, а она, на меня глядючи, пела.

Так вместе по жизни и шли сестрёнки. Даже когда Валентина вышла замуж и уехала в Хакасию, Альбертина последовала за ней. Новое место жительство ей не понравилось, и в 1975 году она перебралась в приглянувшийся Новокузнецк. Но до того успела окончить Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии, получить специальность «художник и скульптор театра кукол». Она вспоминала, что на вступительном экзамене ей предложили показать живопись, да такую, которую педагоги никогда не видели. Удивить маститых учителей ей удалось. В Палехе Але не удавались картины в реалистическом ключе, зато полюбилась живопись в традициях древнерусской иконописи. (В советское время такая живопись была непопулярна, в официальных кругах её называли периодом упадка). И поставленный перед ней натюрморт с капустой и драпировками она изобразила на бумаге следующим образом: капусту – в виде зелёного цветка, драпировки украсила иконописными складками и тонкой росписью.

В одном из своих последних интервью художница рассказывала:

– Я преклоняюсь перед искусством, которое дала церковь. В древнерусской иконописи дух народа! Я считаю, что каждый русский человек обязательно должен что-то сделать для церкви.

Она не считала себя человеком глубоко верующим, но её рукой написано немало икон для новокузнецких церквей, сделаны росписи. Не отказывала она и новокузнецкому казачеству. Не раз выполняла заказ на особо почитаемую казаками икону Ильи-пророка….

На вечере памяти практически все присутствующие отмечали, что Альбертина Фёдоровна любила дарить творенья своих рук: кому – расписную брошку, кому – картину, кому – книжку со сказочными иллюстрациями. Несколько лет назад под Новый год я от редакции проводила опрос на тему: «Об исполнении какого заветного желания Вы мечтаете?» В число респондентов попала и Фомченко. Она тогда трудилась над сложным проектом для литературно-мемориального музея им. Достоевского и мечтала достойно его завершить.

– Это заказ для музея, – не отставала я, – а маленькое личное желание для себя?

– Чёрный лаковый ридикюль, – не задумываясь, ответила она.

– Маленькую театральную сумочку? – уточнила я.

– Да, только чтобы в неё картина для дарения вмещалась, – разъяснила художница.

Сегодня Дом-музей Ф.М. Достоевского обладает самой большой коллекцией произведений Альбертины Фёдоровны. Общий фонд насчитывает около 50 предметов. В него входят картины, посвящённые знаменитому писателю, серии портретов писателей земли Кузнецкой от Достоевского до наших дней и знаменитых людей нашего края, иллюстрации к книгам детских писателей. Похоже, что она была первооткрывателем в решении темы Достоевского в лаковой миниатюре. Её рукой расписаны шкатулки на сюжеты писателя: «Униженные и оскорблённые», «Преступление и наказание», «Идиот». Большая часть всей коллекции подарена дому-музею.

Более 20 картин Альбертины Фомченко хранятся в фондах Новокузнецкого художественного музея, из них только две картины музей купил. Она прекрасно понимала, что наши госучреждения не в состоянии приобретать, но, чтобы состоялся разговор с будущим поколением, картины нужно сохранить. И передавала их в дар, зарабатывая на жизнь росписью брошек и шкатулок. Под редакторством Зинаиды Черновол (газета «Инвалид») выходило несколько книг: «Мы продолжаем дело Селиванова», «Портрет в русской традиции»… Проиллюстрированы сборники сказок Татьяны Яковлевой и поэтов Станислава Долгова и Эдуарда Гольцмана….

Признание. История знает немало примеров, когда оно приходило после смерти великого мастера. Руководитель салона «Художник» библиотеки имени Н.В. Гоголя Галина Иванова считает, что Фомченко – это одна из самых ярких величин нашего города, творчество которой по-настоящему ещё не оценено. Но известность её картины приобрели и в наши дни. Способствовал этому случай. В 1988 году вышел фильм «Синий кот на белом снегу», посвящённый гениальному художнику из Прокопьевска Ивану Селиванову. Над фильмом работали москвичи, которые включили в него портреты мастера в исполнении Альбертины Фёдоровны. На художественном совете во время сдачи фильма присутствовал академик, член-корреспондент Московской академии художеств Станислав Никиреев. Он был поражён творчеством новокузнецкой художницы, похожестью её стиля с самим Селивановым. Между ними завязалась тесная переписка, перелившаяся в многолетнюю дружбу. Академик отмечал, что произведения Фомченко более фантастичны, а Селиванова – более земные.

– …Всё это, Вами созданное, беречь и громко говорить, что подобное (как и Ивана Егоровича) могло родиться из глубины души человека, живущего на земле Российской», – обращался он в одном из писем к Альбертине Фомченко.

В библиотеке имени Гоголя почитателями таланта самобытной художницы было предложено несколько проектов для реализации в масштабах города. К примеру, в год Достоевского украсить улицы Новокузнецка баннерами с картинами Фомченко, создать городской сайт о замечательных людях нашего края. Идёт работа над проектом «Люди города Н», задуманный библиотекарями. Первым героем летописного фильма стала Альбертина Фомченко. Сняты уникальные кадры, на которых без плутовства и прикрас ведёт колоритный рассказ простая русская женщина. Творец, для которого самой большой радостью в жизни была работа. Сегодня можно сказать, что в городе есть наследие талантливой художницы, есть, что беречь, о чём громко говорить…

Марина ГЕРМАН
Фото автора

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter