RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 22.02.2011

Кто приходит, когда машина «уходит»?

Инспекторов отделения розыска ГИБДД Новокузнецка редко встретишь на проезжей части. Всего лишь несколько шерлоков холмсов в погонах могут раскрыть правонарушение, иногда даже не покидая своих кабинетов, хотя приходится, в силу службы, выезжать им и на задержания. Чаще всего эти сыщики общаются с двумя категориями горожан – теми, кто лишился своих железных коней, и теми, кто после совершения дорожно-транспортного происшествия поспешил «ускакать» на них прочь от пострадавших и людей в погонах. Хотя обо всём по порядку.

Любой сотрудник отделения розыска ГИБДД Новокузнецка с лёгкостью объяснит, чем различаются между собой кража и угон автомобиля. Угон – чаще из хулиганских побуждений, без цели наживы, частенько под влиянием спиртного. Кража – преднамеренно, порой даже на заказ, в надежде на то, что машину удастся сбыть целиком или после разбора. В год по обеим этим статьям в Новокузнецке пропадает или, как говорят сотрудники ГИБДД, «уходит» более двух сотен авто. Но процент раскрываемости подобных преступлений довольно высок.

– Ещё в 2004 – 2005 годах ряды сотрудников автоинспекции города были пополнены практически в два раза, – делится наблюдениями начальник отделения розыска ГИБДДНовокузнецка Аркадий Романов. – На качественную подготовку личного состава необходимо в среднем около трёх – четырёх лет. За это время мы можем вырастить настоящего инспектора уже не в теории, а на практике. Вот и получается, что наиболее высокие показатели получены за 2009 – 10 годы – именно как показатели за счёт интенсивной подготовки строевого подразделения и слаженной работы всей структуры.

Схему работы отделения розыска легко представить на примере большого спрута: голова, мозговой центр – это офицеры самого отделения, длинные щупальца – инспекторы ДПС, отрабатывающие во время патрулирования улиц данные им ориентировки, острые глаза – камеры наружного наблюдения самой автоинспекции, а также частных коммерческих и жилых объектов.

– Любой угон или кража – пища для аналитической работы, – подчёркивает подполковник. – Разовое это преступление или работа преступной группы, какие точки в каждом районе являются «горячими», как можно предупредить ситуацию?

Типичный объект для угона, по словам сотрудников ГИБДД, – это бюджетный автомобиль 1980 – 90-х годов выпуска, причём, как правило, не оборудованный никакими средствами защиты от преступников. На такие машины, припаркованные во дворах или на неохраняемых стоянках, в основном покушаются молодые нетрезвые новокузнечане, чаще бросающие угнанные автомобили по мере прояснения сознания. Из гаражей и тех же дворов автомобили крадут уже целенаправленно, спиливая замки под покровом ночи.

– Случается, что наши сотрудники обнаруживают угнанный автомобиль раньше, чем хозяева не только заявят, но и просто узнают об угоне, – улыбается Аркадий Дмитриевич. – Доводилось, приходя к такого рода находящимся в неведении пострадавшим, и ругань в ранний час из-за дверей квартир слушать, дескать, не откроем, вы нас разбудили!..

Но бывали случаи и забавные. Однажды сотрудникам ДПС об угоне сообщил сам… автомобиль. Современная сигнализация была специально настроена на милицейскую волну, и в какой-то момент из рации раздался записанный женский голос «Меня, машину такую-то, номер такой-то, только что угнали!» Изумлению сотрудников не было предела, однако местонахождение автомобиля было быстро установлено.

Техника вообще серьёзно помогает отделу розыска: видеокамеры фиксируют детали происшествий, иногда за помощью приходится обращаться в телефонные сотовые компании.

– Во всём мире признали необходимость повсеместного внедрения уличных видеокамер, в Лондоне, например, с их помощью раскрывается до 70 процентов всех происшествий, – предаётся размышлениям Романов. – В Новокузнецке пока о такой зоне покрытия можно только мечтать. Обращаю внимание предприятий на организацию качественного видеонаблюдения, так как в ходе работы нам часто приходится сталкиваться со съёмками, где на записи вместо людей и автомобилей видны лишь нечёткие квадраты. О какой безопасности может идти речь? То же самое касается и дворового наблюдения, устанавливаемого, например, ТСЖ. Чем лучше качество изображения, тем не только ГИДББ быстрее найдёт виновника помятого на парковке крыла, но и в целом повысится уровень безопасности жильцов данного дома. Ведь безопасность, особенно в свете последних терактов, – это общее дело.

Угон или кража автомобиля – это всего лишь преступление против имущества гражданина. А вот преступление против самого человека, например, оставленного сбитым на проезжей части, – это второй аспект работы отдела розыска – нахождение виновника неочевидных ДТП, скрывшихся с места аварии.

– Здесь на помощь отделению розыска приходят не только сотрудники УВД и эксперты, но, случается, даже автомастера и прочие специалисты, – продолжает разговор наш собеседник. – Иногда необходимо определить автомобиль лишь по осколку фары, по краске, оставленной им на повреждённом объекте. Далее – розыск по базам. Именно в этот момент некоторые из автовладельцев могут услышать от нас по телефоны вопросы о состоянии и месте нахождения их автомобиля. Случается, что преступление можно раскрыть, не выходя из кабинета. Бывают и серьёзно подготавливаемые операции по задержанию. К сожалению, есть ещё ряд неочевидных ДТП, где для выдвижения обвинения нам попросту не хватает доказательной базы. И здесь вновь можно обратиться к правосознательности граждан, ставших свидетелями такого рода правонарушений, призвать к сотрудничеству с представителями ГИБДД…

По твёрдому убеждению подполковника Романова, сотрудникам отделения розыска необходимо обладать такими качествами, как терпеливость, аналитическим складом ума, знанием психологии, умением быстро обрабатывать большое количество, казалось бы, не связанной между собой информации. А ещё внутри должен быть интерес к работе, который, словно жучок, подтачивает, не даёт работать спустя рукава.

– Вот повредил недавно грузовик крышу предприятия, – приводит пример Аркадий Дмитриевич. – Сам автомобиль из Нижнего Новгорода, казалось бы – отправь туда запрос и жди отписки. А ведь хочется всё о том случае узнать: как грузовик в наш город приехал, почему в камеры наблюдения не попал, где сейчас находится… И достойный ответ пострадавшим дать, и перед коллегами-нижегородцами не оконфузиться. Розыск – он на то и розыск!

Матвей Аничкин
Фото Марии Коряга (из архива редакции)

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter