RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 22.02.2012

Сергей Кургинян: «Не допустить революции»

В выходные Новокузнецк почтил вниманием известный театральный деятель, политолог, режиссёр, соведущий программы «Исторический процесс» Сергей Кургинян.

На пресс-конференции Сергей Ервандович попытался развеять подозрение о предвыборной подоплёке приезда. Действительно, политолог не агитировал сделать выбор в пользу какого-либо кандидата, а в очередной раз выразил своё отношение к политической обстановке в стране, оппозиционным и «антиоранжевым» митингам в Москве.

– Сергей Ервандович, какова цель Вашего приезда в Новокузнецк?

– Изначально планировал посетить Новосибирск с тем, чтобы побывать на открытии фотовыставки «20 лет без СССР» в государственном музее, которую организовало наше движение «Суть времени». Когда спросили, не случайно ли я приехал с разными известными лицами в столицу Сибири, ответил, что навестил активистов своего движения, со многими из них дружим уже лет двадцать.

Новокузнецк оказался рядом, как в таких случаях шутят – для бешеной собаки семь вёрст не крюк. Потом мне сказали, что буду иметь почётную возможность выступить перед местной прессой.

– Ваше отношение к Кузбассу?

– В какие-то острые моменты кризисов в наш центр обращаются все, у нас репутация последнего прибежища. В основном это было в позднесоветский и постсоветский периоды. Режим работы СМИ в чрезвычайных ситуациях составлял мой центр, естественно, различные инстанции потом дорабатывали его. Это всё делалось для того, чтобы не транслировать с колёс безумие. Меня страшно изумило то, что в связи с трагедией на «Распадской» этот режим был нарушен. Началась выдача информации в прямой эфир с колёс, а события были чрезвычайные. Второе, что удивило меня как человека, который занимался информационной войной, различными информационными кампаниями, – после взрыва на шахте «Ульяновская» вышло всего две или три маленькие статьи. По «Распаду» количество публикаций исчислялось сотнями. Кто же выписал командировки тому количеству журналистов, которые сюда приехали? Мне показалось, что тут пахнет политическим кризисом. Мы прибыли в Кузбасс, спустились в шахту, поговорили с горняками. Результат нашей работы – фильм «Омут».

Все помнят кузбасские движения конца 1980-х, которые носили общероссийский характер. Чтобы не допустить их повторения, очень пристально следим за ситуацией в регионах. Иногда сам выезжаю на места, чтобы увидеть своими глазами, как обстоят дела. Я считаю это своим общественным долгом, долгом аналитика, который занимается кризисами. Поэтому и приехал в Кузбасс.

– В Интернете гуляет демотиватор с Вашим портретом, на котором написано, что Кургинян консультировал ГКЧП, попытка переворота провалилась, Кургинян консультировал Верховный Совет Хасбулатова в 1993-м году, его члены оказались за решёткой. И сегодня получается, что Вы консультируете Путина... Как Вы относитесь к данному демотиватору?

– Во-первых, я не консультирую Путина, в этом смысле он в безопасности. Во-вторых, все эти демотиваторы всегда путаются, и когда-нибудь они просто съедят друг друга. Как говорится в детском стишке, волки от испуга скушали друг друга. Мне 20 лет угрожают концом карьеры, а она меня не интересует уже лет двадцать пять. Не понимаю, что такое карьера. Счастлив, что я театральный режиссёр, самая большая радость – ставить спектакли, писать драмы. Гусинский мне угрожал в 1992-м году, что он создаст такой материал против меня, после которого я буду кончен, уничтожен, если я уйду работать к Проханову. Естественно, и сделал это. Гусинский грозно запустил этот материал, он назывался «Коготь». А ведь в это время ещё не было Интернета, люди читали газеты. Статья сообщала о том, что я являюсь резидентом Моссада, меня обвиняли в связях с криминальной средой. Как «приятно» было читать компромат на себя – читаю, читаю и внезапно начинаю хохотать – после фразы «имеет машину, ориентировочно «Вольво». Слово «ориентировочно» убило материал. Службы Гусинского должны были указать точный номер машины и где она стоит. И тогда же был пущен слух, что я езжу к высоким иранским муллам. Я сказал – ребята, разберитесь, наконец, кто же я. Согласно подходу Гусинского и его единомышленников – если человек с кем-то встречается, значит, он на этих людей работает. Я 12 лет веду международные контртеррористические семинары, на которые приезжают представители спецслужб со всего мира.

Недавно вышла статья Александра Минкина «Тайный советник кремлёвских вождей», опять же про меня. Материал удивительным образом напоминает статью 1991 года. Ну просто один к одному. Вся статья пронизана мыслью – а вдруг власть схватится за Кургиняна? Я один раз в жизни встречался с Горбачёвым, говорил ему, что либо он поддержит новую программу партии, либо партия уйдёт в оппозицию. Ровно через пять дней после этого Горбачёв на своём дне рождения поднял бокал за меня и сказал, что таким, как я, надо передавать власть. А ещё через два как раз и последовала истерическая статья в «Новой газете» «Тайный советник кремлёвских вождей». Одолевает странное чувство: а не один ли источник создаёт эти материалы?

– Сергей Ервандович, после митинга на Поклонной горе появилось предположение, что Вы пополните ряды кремлёвских политологов. Прокомментируйте, пожалуйста, данное суждение.

– Этого не случилось. Путаница в сознании масс огромная, она будет нарастать всё больше и больше. Лгать про человека надо, сообразуясь с реальностью. А оппоненты не могут этого, у них лозунг простой: «Кто не с нами, тот путинист». Ты будешь сто раз говорить, что ты против курса власти, но в ответ всё равно услышишь, что ты путинист. Собчак десять раз проговорит, что будет голосовать за Путина, но при этом остаётся антипутинисткой. Вот так и живём. Я привык, что чем больше мешаю, тем больше поток глупости. Ещё раз повторю, я не летал в Новосибирск с Путиным. Я на выставку летал. К друзьям детства.

– Для чего был организован митинг на Поклонной горе?

– По логике вещей, если народ голосовал за Зюганова, и он получил много голосов, но считает, что получил ещё больше, то на оппозиционных митингах на Сахарова и Болотной должен стоять Зюганов. Именно так выглядят классические митинги за столетия. Но почему на трибуне – Касьянов, Каспаров, Собчак, все прочие, которых Зюганов называет «оранжевой проказой»? Но при этом на выступления подтягивается колонна коммунистов. Это абсолютное Кащенко.

Что касается событий на Поклонной горе. Мы твёрдо договорились с Геннадием Андреевичем, что именно он откроет митинг. Зюганов публично согласился, но за 30 минут до митинга сослался на больное горло. На «антиоранжевое» выступление собрались порядка 140 тысяч человек. Мы доказали оппонентам, что на всякую силу есть другая сила. Причём все эти люди пришли не с «помощью» административного ресурса. Боялись одного: что эскалаторы не выдержат. Достаточно было рухнуть одному эскалатору, и моё доброе имя исчезло бы навсегда, стал бы автором второй Ходынки. Мы не собирались навязывать какие-либо политические убеждения, обратились к оппозиции, чтобы она высказала свои требования, в случае выполнения которых признает результаты выборов. Если победит Зюганов – и пусть правит. Возьмём Украину: победил Ющенко, Янукович стал лидером самой крупной оппозиционной партии, потом победил Янукович. Кто умер от этого? Я уважаю Зюганова. До момента его окрашивания в оранжевый цвет полностью поддерживал. Не являюсь сторонником политики Путина. Но вопрос заключается в том, что нельзя сейчас развязывать гражданскую войну. Нельзя начинать то, что называется революцией. Сейчас в социальных сетях говорится о том, что на 5 марта намечено восстание. Там написано: «Не хотите «оранжевой» революции? Будет кровавая». Вот это зачем? Какое это имеет отношение к выборам, демократическому процессу? Если заведомо известно, что результаты выборов не будут признаны, то зачем их проводить? Беспокоит то, что можно потерять страну. Если назревает гражданская война, то её надо остановить гражданским, а не военным путём.

Валерия Клишина

Фото с сайта: kino-n-sport.ru

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter