RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 24.02.2011

У каждого из нас есть место детства...

Недавно на встрече с ветеранами КМК родственница известного в нашем городе и в стране доктора наук Юрия Грдины Наталья Панова поделилась своими впечатлениями о нашем городе, в который она приехала впервые. Мне говорили «всезнающие москвичи», вспоминает она, что город сильно загазован, грязный, неуютный, но действительность оказалась другой. В первую же неделю московские характеристики заштатного периферийного города рассеялись как дым. Меня встретил современный, крупный, с развитой социальной структурой город. Красивые широкие проспекты, оригинальной архитектуры жилые кварталы и общественные здания, чистота, много зелени и цветов, ухоженные скверы и парки, добрые общительные люди...

Да, она права! Нам есть чем гордиться, новокузнечане любят свой город, особенно те, у кого на глазах он рос и хорошел. К ним отношусь и я, проживший здесь более 70 лет. Для нас Новокузнецк самый красивый, самый зелёный и уютный город. Особенно наш Центральный район, о нём у меня самые тёплые воспоминания детства. Иду по улице Кирова и невольно вспоминаю прошлое: на месте сквера Жукова мы садили картошку и овощи, рядом была старица река Кондома с горбатым мостом, возле которого был широкий плёс. Сюда мы бегали купаться после первого весеннего экзамена – это было 20 мая. Дальше за старицей были заросли тальника, черёмухи, боярки, и так до самой Водной станции – так назывался обширный парк с лодками, аттракционами, библиотекой, рестораном, парашютной вышкой и другим. К парку примыкала территория так называемых оссовских лагерей, где летом размещался морской клуб дома пионеров.

В город Новокузнецк (Сталинск) моя семья: отец, мать, два брата – приехали по вербовке на строительство завода и города из Алтайского края в 1935 году. С вокзала нас привезли и поселили в общем бараке, который находился почти на территории строительной площадки КМК.

В городе, в основном на правом берегу реки Абы, шло интенсивное строительство жилья и социальных объектов.

В этом же году мы переехали в новый четырёхэтажный дом на ул. Воровского, где была выделена квартира моему старшему брату Николаю. В этом доме мы прожили более 20 лет. Кругом шла стройка, возводились дома на нашей улице, на улице Кирова, строилась школа. От проспекта Металлургов (Молотова) до городского рынка и дальше в трамвайный парк шла трамвайная линия, которая проходила по пустырю, где сейчас сквер с памятником Бардина, мимо строящейся 11-й школы, школы №17. В этом красивом трёхэтажном здании с двумя большими глобусами и широким лестничным крыльцом я начал свой путь с первого класса.

Рядом с нашим домом на месте домов Металлургов, 25 и Коммунаров, 2 несколько лет заливали огромный и хорошо освещённый каток с тёплым помещением и прокатом коньков и санок для начинающих. Сразу за кинотеатром Коммунар начиналось огромное топкое болото, которое впоследствии залили на 1,5 – 2 метра земляной пульпой, подававшейся с правого берега Томи по трубам крупного калибра. Осушенное место превратили в парк им. Гагарина, у многих жителей нашего города в этом зелёном массиве есть своё посаженное дерево. Много людей под звуки духового оркестра разгружали машины с чёрной землёй, копали ямки под деревья и кустарники, грядки для клумб и цветов.

К этому времени металлургический гигант уже вошёл в строй и давал продукцию. Невероятные трудности этой легендарной стройки медленно, но верно уходили в прошлое. Отменили продуктовые карточки, налаживалась торговля, с каждым днём прилавки магазинов наполнялись товарами. Особенного изобилия не было, но потребность нормальной жизни удовлетворялась почти полностью.

Завод работал не ровно. Отрабатывались технологии, создавались цеха и службы вспомогательного производства, формировались новые производственные отношения людей на новой социальной основе, складывались рабочие коллективы. Наполнялось новым содержанием такое понятие, как труд. Здесь раскрывались их таланты, проявлялись их могучие духовные силы. История КМК хранит немало примеров героических подвигов строителей и металлургов, которые совершались во имя долга, великого патриотизма, иногда с риском для здоровья и жизни. И это не просто громкие слова, это быль. Я точно это знаю, и пока еще живёт свидетель.

Город строили ударными темпами. На смену многочисленным баракам и землянкам приходили многоэтажные дома, открывались школы, детские сады, учреждения культуры, общественный транспорт.

30 ноября 1933 года пущен первый трамвай, в рекордно короткий срок построено здание городского драматического театра. 4 сентября 1934 года открыли театр юного зрителя, вступила в строй пятиэтажная гостиница, работал летний цирк. В 1936 году распахнул двери прекрасный дворец металлургов. Оригинальное здание рабсилы было отдано под дом пионеров и детскую музыкальную школу, широкое распространение получило народное творчество. Самодеятельные кружки и студии были даже в школах, цехах КМК. Дети и подростки жили интересной творческой жизнью. Кино, театры, концерты, спорт – всё было доступно, в основном бесплатно или за символическую цену.

Наши школьные годы прошли без понятия наркомании, увлечения курением и алкоголем. С возмущением думаю, когда слышу или читаю о пионерской заорганизованности, кабале, строе, показухе и прочем: да, мы не ели сникерсов, не пили пепси, но и не голодали. Нас вполне устраивали трёхкопеечные пирожки и копеечный лимонад. Но разве можно сегодня с чем-то сравнить пионерские костры, сборы, горячие споры, диспуты, искреннюю дружбу и коллективность? Для нас были открыты клубы, спортивные площадки, любимая водная станция, морской клуб, мальчишки и девчонки в летнее время целыми днями проводили время у реки, в парке бесплатно за различными аттракционами и играми.

Никто и никого не боялся, и спокойны были родители. А ведь это были дети 10 – 12 лет. Жили без охранников и с раскрытыми окнами.

Но 22 июня 1941 года началась война. Город буквально взорвался чувством патриотизма и небывалой активностью всех слоев населения. В нашей семье было четыре брата. Я – младший, старший Николай с 1939 года служил на востоке страны, Федор – прекрасный токарь КМК, комсомольский активист, упорно добивался отправки на фронт. Дважды возвращали с вокзала, но наконец призвали. Другой брат, Григорий, учился в театральной студии в Новосибирске. В первый же год всем курсом ушли добровольцами на фронт. Не засиделся долго и мой 47-летний отец, ушёл защищать Ленинград.

Все погибли в боях кроме старшего брата, который служил и воевал на Дальнем Востоке.

Война прервала наше беззаботное детство, мы как-то сразу повзрослели. После окончания шестого класса 11-й средней школы мы во главе с классным руководителем Анной Ивановной были направлены в Кузедеевский район, деревню Мунай, на сельхозработы всем классом. Работали всё лето и половину осени до окончания уборки. Сейчас, перебирая в памяти прожитое, я с особым волнением вспоминаю эти грозные трудовые дни, по сути ещё детство, как какой-то феномен. Конечно, не было никаких положенных по закону четырёх часов работы. Трудились, как взрослые, уставали, скудно питались, но не роптали и не унывали. Вечером посиделки у костра с рассказами и песнями, насыщенные увлекательной романтикой и гордостью за свой посильный вклад в победу, придавали силы в борьбе с трудностями.

Поздно осенью, в конце октября, вернулся в школу, но уже в другое здание школы №20. Наше помещение занял госпиталь.

Вот в этот 1942 год я вступил в комсомол. Началась моя бурная юность:ужно было наверстать упущенное учебное время. Я работал в комитете комсомола, был членом учкома. Рекомендовала меня в комсомол учительница химии Полина Лаптева, она же секретарь комитета (тогда учителя-комсомольцы входили в единую комсомольскую организацию школы)

Молодая, стройная, энергичная женщина покоряла нас своим необыкновенным обаянием и талантом убеждать. Впоследствии Галина Павловна работала секретарём горкома и обкома комсомола и, в последние годы жизни, – замсекретаря парткома КМК. Часто встречались с ней, уже будучи на партийной работе, и меня всегда удивляла и поражала её способность и умение убеждать, поднять массы на добрые дела, повести за собой.

Несмотря на то, что я хорошо учился и успешно закончил седьмой класс, решил пойти работать на КМК. Не за заработком шёл на завод. Работала мама, был свой огород, и денег нам на жизнь хватало. Это был зов сердца и неистребимое желание быть там, где труднее, где по особому ощущался могучий пульс твоей великой Родины и звучало властное слово «надо».

После шести месяцев работы на заводе мои товарищи по заводу убедили меня продолжить учёбу. С трудом рассчитавшись с завода, вернулся в школу. Годовую программу восьмого класса мне предстояло освоить за полгода. А в девятом уже совмещал учёбу с работой старшим пионервожатым в 12-й средней мужской школе. Старое здание (одно из первых в городе, около 40 классных комнат, актовый и спортивный зал, хозблок) в трёх сменах занятий вмещало 2000 учащихся. Только начальных классов (первые – четвёртые) было 43. Две пионерские дружины, комсомольская организация, учком. В школе был порядок, поддерживалась крепкая дисциплина, хорошо поставленное военное дело, организована круглосуточная караульная служба. Несмотря на такую тревожную обстановку, в школе работали различные кружки и спортивные секции. Драмкружок был один из самых сильных в городе. Ставили довольно сложные произведения («Горе от ума» Грибоедова и другие) Женские роли играли молодые учителя. Директором школы была эвакуированная с запада Полина Пекер, завуч – известный в городе и области сильнейший математик Иножарский. В школе проходили вечера, концерты, приглашались девочки из женских школ. Да и город жил, несмотря на определённую напряжённость, нормальной размеренной жизнью. Работали театры, кино, проводились городские районные смотры художественной самодеятельности, спортивные соревнования, концерты мастеров.

В войну в городе почти год работал московский театр оперетты, московский и украинские ТЮЗы, музыкально-драматический театр М. Занковецкой, эвакуированный с Западной Украины.

Закончилось незабываемые трудные, но прекрасные школьные годы. К трудовой деятельности в городе я вернулся в 1948 году. Но это уже было другим этапом в моей жизни.

Семён Зубарев, ветеран, житель Центрального района
Фото из архива автора

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter