RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 05.03.2012

Чтобы не повторилось

Судьбы репрессированных в Кузбассе были темой заседания «Серебряного ключа». Вели его одна из постоянных участниц Татьяна Безденежных и доцент кафедры отечественной истории КузГПА, кандидат исторических наук Людмила Полякова.

Как это было? Почему случилось с нами?

– Мы учились в первом классе. Нас привели на общественный суд, – поделился давними впечатлениями председатель «Ключа» профессор КузГПА Сергей Тивяков. – Судили жителей окрестных деревень. Один нанёс увечье жене, другой съел колхозную овцу. А третий плюнул на портрет Сталина... Первому дали два года, второму – четыре. А покусившемуся на портрет вождя – восемь лет. Подражая взрослым, мы, выходя из зала, возмущённо говорили: «Его расстрелять мало!»

Это происходило в 1947 году.

– Не было категории населения, которой не коснулись бы репрессии, – заметила Людмила Полякова.

По оценкам историков, десятки миллионов советских людей были репрессированы, отправлены на принудительный, рабский труд, сосланы, расстреляны без суда и следствия по приговору «тройки» – особого совещания при НКВД.

Массовые репрессии можно назвать внутренней войной против народа. Ущербность репрессивной идеологии проявлялась в частности в том, что к осуждённым по уголовным статьям (социально близким) закон был куда мягче, чем к политическим. Чего стоит хотя бы ворошиловская амнистия 1953 года, в результате которой страну затопила волна освобождённых из лагерей «перековавшихся» уголовников…

Ещё губительнее оказались нравственные последствия тотального преследования врагов народа. Люди боялись сказать лишнее слово. Господствовала тройная мораль: говорили одно, думали другое, делали третье.

Каков мартиролог Кузбасса? Через лагеря, расположенные в области, по скромным подсчётам, прошло не меньше двух миллионов человек.

Председатель Новокузнецкой общественной благотворительной организации пенсионеров и инвалидов «Ассоциация жертв незаконных политических репрессий» Тамара Косых привела цифры реабилитированных: в области – 20 тысяч человек, в Новокузнецке – около 6,5 тысячи.

Воспоминания бывших узников сталинских лагерей удалось записать и издать сотруднику краеведческого музея Людмиле Фойгт. Под эгидой Новокузнецкого краеведческого музея двумя выпусками (в 1994 и в 1995 годах) вышла её книга «Сталинск в годы репрессий. Воспоминания, письма, документы».

– Я работала в архивах, разговаривала с теми, кто прошёл каторгу и остался в живых, – сказала Людмила Ивановна. – Их судьбы задевали за живое. Люди открывались трудно. Глубоко в подсознании коренился страх…

Собранные материалы легли в основу экспозиции в краеведческом музее.

Сегодня Людмила Фойгт руководит музеем городской клинической больницы №1. По её словам, среди врачей тоже были репрессированные в страшные годы. «Дело врачей-вредителей», открытое в 1948 году, вызвало волну преследований.

Репрессии не обошли и Кузнецкий металлургический комбинат.

– В архивах музея я нашла списки репрессированных и осуждённых руководителей, инженерно-технических работников, – сообщила научный сотрудник научно-технического музея имени академика И.П. Бардина Наталья Степанова. – Мы отправили списки в областное учреждение КГБ.

Родственники получили документы, отнятые у арестованных, фотографии. Архивные сведения ускорили процедуру восстановления погибших в правах.

– 20 апреля 1990 года в музее была открыта Стена памяти репрессированных металлургов, – продолжала Наталья Васильевна. – Музей имени И.П. Бардина первым создал такую экспозицию.

У Стены памяти проводятся мероприятия. На них приглашают родственников репрессированных, школьников.

– Молодёжь эмоционально, открыто принимает то, о чём мы рассказываем, – заметила Степанова. – Главное, что все мы должны сделать, – не забыть страницы прошлого.

В первую очередь, считает Наталья Васильевна, в городе нужно отыскать места, где захоронены репрессированные.

Такой поиск уже ведёт краевед, вице-президент «Серебряного ключа» Владимир Пилипенко. На территории города 11 площадок, где жили репрессированные и сосланные. Одна из них – Верхняя Островская. Здесь селились главным образом семьи раскулаченных. Сохранились названия улиц: Косогорная, Малая и Большая Камчатка… В проезде Томском Владимир Семёнович отыскал здание бывшей комендатуры. На Верхней Островской имелись свои клуб, кладбище, на котором похоронены спецпереселенцы.

Пока не поздно, нужно издать сборник воспоминаний верхнеостровцев, считает Владимир Пилипенко. Открыть музей в сохранившемся здании комендатуры. Установить общий памятник, возможно, часовню. Краеведа поддержали участники «Серебряного ключа» – жители Верхней Островской.

О том, что можно сделать для увековечения памяти о сотнях и тысячах замученных, говорил священник Спасо-Преображенского собора протоиерей Игорь Кропачев. Он рассказал о создании уникального мемориального комплекса в Горной Шории. В своё время там располагался лагерный пункт. Сегодня здесь возведены часовня, дом паломника.

– Это экологически и духовно чистое место, – добавили Наталья Олейник и Любовь Заторская, студентки катехизаторских богословских курсов при храме Кирилла и Мефодия.

В городе, по мнению участников «Серебряного ключа», должен быть возведён общий мемориал с фамилиями репрессированных.

Краеведы намерены направить в адрес органа местного самоуправления обращение с предложением об участии в президентской программе увековечения памяти жертв политических репрессий. Создание мемориальных зон, подготовка Книги памяти жертв тоталитарного режима, привлечение к поиску молодёжи – таков далеко не полный перечень направлений работы.

А сегодня в конкретной помощи нуждается единственная в области общественная благотворительная организация «Ассоциация жертв незаконных политических репрессий». Её членам необходима помощь волонтёров. Ассоциации нужна оргтехника (списанная или бывшая в употреблении).

Организация ведёт прием по понедельникам с 10.00 до 13.00 на Металлургов, 44, кабинет 126.

Заседание краеведческого объединения было юбилейным, 45-м по счёту. Пять лет назад, 21 февраля 2007 года, состоялось первое занятие «Серебряного ключа». В подтверждение полномочий, которые он исполняет с первого дня, Сергей Тивяков торжественно надел символ краеведческого движения – серебряный ключ.

Заведующая отделом краеведения Ирина Можаева напомнила: инициатором создания, координирующим центром краеведения была и остаётся библиотека имени Н.В. Гоголя и персонально заместитель директора Наталья Позднякова. Активное участие в становлении и развитии объединения принимали и принимают вице-президент «Серебряного ключа» Владимир Пилипенко, сотрудники гоголевки Людмила Килина, Надежда Конюхова (в своё время заведовавшая отделом краеведения), Юлия Романова, Надежда Кретова, главный библиограф отдела Татьяна Киреева, преподаватели вузов Елена Макарчева, Ирина Басалаева, Елена Цибизова.

– Трудно переоценить значение «Серебряного ключа» для города, – заметила директор гоголевки Вера Скаленчук. – Объединение собрало неравнодушных людей, и это замечательно.

О деятельности библиотеки, в том числе о краеведческом направлении, директор говорила с трибуны Российской библиотечной ассоциации.

В честь круглой даты библиотека имени Н.В. Гоголя вручила благодарственные письма активистам-краеведам. Итоги первых пяти лет «Серебряного ключа» будут подведены на одном из заседаний.

Следующее занятие на тему «О музеефикации культурного наследия города» состоится 20 марта. 

Анна ВЕКШИНА

Фото Марии Коряга

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter