RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 05.03.2012

Разруха, но не в головах

Двери Новокузнецкого краеведческого музея сегодня закрыты для посетителей. За ними вот уже больше года полным, а иногда и неполным ходом (как всегда – по мере финансирования) идёт капитальный ремонт. Однако ведь и в закрытом музее можно провести экскурсию – заодно узнать, как обстоят на данный момент дела в этом культурном учреждении.

Впечатление нынешняя обстановка, как это вполне ожидаемо во время «маленькой войны» (так часто называют это разрушительно-воссоздательное мероприятие), производит довольно грустное. Знаменитые лоси, раньше ежедневно встречавшие экскурсантов почти у самого входа, сегодня занавешаны мешковиной. Опустевшей лавке купца Сидорова тоже не до посетителей. К музейным углам притулились тюки со строительным мусором, стены, более не стыдясь ничьих глаз, выставили напоказ свои обшарпанные поверхности.

– Это только начало ремонта, – говорит нам директор Светлана Гончарова. – В прошлом году мы заменили систему отопления, в нынешнем ещё предстоит поменять системы освещения и установить вентиляцию – чтобы создать необходимый микроклимат для наших экспонатов. И только потом мы сможем приступить к ремонту стен и сооружению новой экспозиции.

Новокузнецкий краеведческий музей – уже сам по себе история. Это старейший музей города: в 2012 году он должен был бы отметить своё 85-летие. Но торжеств не планируется – принимать гостей, собственно, пока негде. Впрочем, для музейных работников это небольшая досада – они живут ожиданием встреч с посетителями в существенно обновлённом «втором своём доме».

– Капитальный ремонт в музее проводился и с 1976 по 1985 год. Потом были только косметические,  не приходилось даже разбирать экспозицию, – Светлана Анатольевна вспоминает истоки возникновения капремонтной ситуации. – А теперь устарело уже буквально всё. Износилось оборудование, все коммуникации. Надзорные органы периодически выписывали предписания и уже говорили о том, что всё равно нас закроют. Мы частично что-то ремонтировали, но уже просто назрел такой момент, когда надо было предпринимать кардинальные меры.

Надо сказать, что новокузнецкий краеведческий не только самый старый – он ещё и второй по численности экспонатов в области. Более 55 тысяч экземпляров у заведения на счету. Сейчас почти все они находятся в фондохранилище – теперешней гордости музея. Именно это помещение было отремонтировано и обустроено в первую очередь, ещё в 2008-м году. Сегодня «кладовая» удовлетворяет всем требованиям – и пожарной безопасности, и продуманности светового и температурно-влажностного режима.

Нас приглашают внутрь, предварительно предупредив о трёх системах охраны. Фондохранилище – закрытый объект: бункер не бункер, а всё же от факта попадания в святая святых музея ощущение особенное.

Здешняя обстановка напоминает банковские хранилища. Серые металлические шкафы, в которых содержатся музейные богатства, похожи на сейфы. Но дух милой сердцу старины не запрячешь в железяки, она тут повсюду. На стенах висят старинные прялки, под потолком на полке поблескивают начищенными боками самовары. На круглом дубовом столе – плетёные лапти. Стоит посередь этой странной горницы даже бабушкин дубовый сундук, используемый, кстати, по прямому назначению – то есть в качестве вместилища для изделий текстильного промысла.

Татьяна Бабакова, главный хранитель музея, – здесь полновластная хозяйка и распорядительница, на которой лежит огромная ответственность. Она открывает и показывает нам нутро металлических сейфов. А там стройными рядами стоят колокольчики, подсвечники, подстаканники, керосиновые лампы, крыночки. Аккуратно сложены салфеточки, рушники, скатерти, платки, воротнички, пояса... Бесшумно выдвигаются ящички – и на свет божий извлекаются то коллекция медалей, то собрание бонистики и нумизматики. Из белого конверта выуживается «петенька» 1912 года – так в народе называли дензнаки с портретом Петра I, достоинством в 500 дореволюционных рублей. (Кстати говоря, 100 лет назад на эти средства можно было купить 50 коров, или сотню возов сена, или чуть более полутора тысяч килограммов мяса... Сумма, свидетельствует Всемирная сеть, примерно равнялась годовой зарплате слесаря начала XX века).

– Здесь всё на своих местах, всё сделано, чтобы экспонату было удобно. – Татьяна Ивановна так и говорит: «чтобы было удобно», как будто вещи и вправду имеют свойство чувствовать. – Распределяем их согласно инструкции по материалам: керамику с керамикой, фарфор с фарфором, металл с металлом. Вот топографическая опись, здесь учтено всё, что находится на полке. Но хранителю ещё нужно иметь и хорошую зрительную память на каждый предмет: если тот «уходит» на выставку, то обязательно потом должен вернуться на своё место.

В целом, помещение хранилища небольшое – всего 95 квадратов. Поэтому здесь сделали надстройку – так называемый второй этаж. Где в основном разместили произведения изобразительного искусства. Полотнам теперь действительно удобно, на зависть любому из художественных музеев: холсты расположились на выдвижных щитах, на вымеренном друг от друга расстоянии. Архитектурные и индустриальные пейзажи, посвящённые Новокузнецку, картины с видами Горной Шории, целая портретная галерея наших земляков, Героев Советского Союза и заслуженных людей города, – все эти работы в своё время передавали, дарили и создавали для музея на заказ такие новокузнецкие мастера, как Сергей Бачевский, Виталий Карманов, Александр Бобкин, Пётр Рещиков и ещё очень многие художники... Накануне нашего посещения 80 картинами наш музей одарил один из старейших живописцев города Евгений Паршуков.

Вот и отдельная комната, которая называется гофтовой, или сейфовой. В ней хранится самое ценное, что называется, под семью замками, под семью печатями.

– Самое главное – мы проделали большую работу по фотооцифровке, – рассказывает наша проводница-хранительница. – Ведь наша задача – заботиться о сохранности экспонатов, в том числе стараться трогать их как можно меньше. Мы составляем каталоги, по которым легко можно найти тот или иной экспонат, не заглядывая лишний раз в фондохранилище.

Эта исследовательская работа (скрупулёзная и продолжительная – ведь на каждый из 55 тысяч предметов должен быть составлен научный паспорт, то есть прослежена история, изучено происхождение предмета и так далее) нынче у музея на первом месте. Так что отдыхать научным сотрудникам некогда. А недостаток общения с посетителями специалисты возмещают выездными мероприятиями. Просветительская работа идёт в школах, детских садах, средне-специальных учебных заведениях города.

– В каком-то роде это воспитание наших будущих посетителей, – говорит директор. – Ребятишки, когда вживую видят экспонаты, загораются, у них начинает срабатывать историческая память: «Ой, а у меня дома, а у моей бабушки...» И когда из занятия в занятие с детьми работаешь, они начинают интересоваться своими корнями, историей семьи. Нам бы хотелось в связи с этим больше отклика со стороны учителей. Да, мы сейчас закрыты, но работает филиал на Народной – находящийся в историческом здании, довольно необычном, где присутствует особая атмосфера. Хотелось бы, чтобы о нас не забывали, приводили детей не единожды – хотя бы выполняли существующие с нами договоры.

Напоследок – о планах на будущее. Точнее, о заключительном этапе ремонта – построении качественной, современной, соответствующей XXI веку экспозиции. Работа требует привлечения специалистов, музейных проектировщиков, которые, несомненно, учтут и приспособленность встроенного помещения музея, и анфиладность его расположения, и небольшую выставочную площадь в 700 квадратных метров… Наконец, сумеют воссоздать из всех частей экспозиции единое гармоничное выставочное целое... Проблема в том, что таких дизайнеров в стране единицы, и их приглашение стоит немалых денег. Музейщики надеются на понимание и помощь города, в конце концов, то, что будет представлено взору посетителей, будет радовать и привлекать к себе долгие годы. 

Анастасия Лешкевич

Фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter