RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 15.03.2011

Провалы в памяти

В редакцию газеты «Новокузнецк» позвонила Галина Лыхина и пожаловалась на то, что много лет она безуспешно просит помочь её семье в уходе за могилой Юрия Грдины. Обращалась в СибГИУ, звонила в газеты, на телевидение, но так ничего и не добилась. «Как можно забыть такого человека? Он столько сделал для металлургического института!» – горюет Галина Яковлевна.

Имя Грдины носит мыс в Ямало-Ненецком автономном округе и улица в Новокузнецке. Информацию о том, сколько успел и совершил учёный, можно с лёгкостью найти в библиотеке и в Интернете.

Долгое время за могилой учёного с мировым именем ухаживал супруг Галины Яковлевны, Иван Лыхин, ученик и преемник Юрия Грдины. С 1967 года он добровольно взял шефство над вдовой и завёл порядок: дважды в год – в день рождения учителя и день его смерти – приезжать на место захоронения. Потом и за могилой самой вдовы Грдины Шубиной ухаживал. В 1980 году Ивана Дмитриевича не стало. Его положили рядом с учителем – рядом место как раз пустовало…

…На Редаковское кладбище в роли поводыря с нами отправился Сергей Лыхин, сын Галины Яковлевны. Ей 87, и ходит она плохо, но спустилась во двор, чтобы вручить нам подробный план проезда, выполненный на листке в клеточку, – ориентиры, направление движения. Сразу видно – рука инженера.

В Новокузнецк Галина приехала в 1945 году. Как труженицу тыла (во время войны работала в конструкторском бюро на Михайловском содовом заводе, эвакуированном на Алтай) её без экзаменов приняли на первый курс механического факультета. Её будущий муж к тому времени вернулся с войны на третий курс технологического факультета, а Юрий Грдина возглавлял кафедру «Термическая обработка металлов». Спустя несколько лет Юрий Вячеславович предложил любимому ученику построить проблемную лабораторию для этой специальности.

– Я общалась с Юрием Вячеславовичем только дважды, – вспоминает Галина Яковлевна. – Он читал металловедение и металлообработку, был прекрасным оратором. Его боготворили «термисты», а мы его очень боялись – высокого роста, декан, доктор наук – сами понимаете. В первый раз мне пришлось к нему обратиться с просьбой предоставить недельный отпуск, чтобы навестить тяжелобольную маму. И он так тепло со мной обошёлся, что я даже расплакалась! «К маме, говорит, надо обязательно ехать», – и даже денег на дорогу предложил. А второй раз нас с мужем пригласили на юбилей Грдины. Мне казалось, такой человек, как он, должен быть богатым. А когда мы пришли, удивилась – в комнате, где нас принимали, ничего кроме стола, стульев и книжного шкафа не было. Ни ковров, ни безделушек…

…Пробраться к могиле известного учёного, даже вооружившись подробным планом, нам не удалось. От того места, где закончилась расчищенная среди сугробов дорожка, до захоронения ещё метров триста. Попасть туда можно только летом. Но и по теплу взору предстанет картина, прямо скажем, не радостная…

– Оградка совсем ржавая, менять надо,– объясняет Сергей Лыхин, – памятники покосились, вся могила шиповником заросла…

Материал уже готовился к печати, когда Галине Яковлевне вдруг позвонили из институтской газеты и сообщили, что она волнуется зря, – всё под контролем. Выяснилось, что в январе в Новокузнецк приезжал пасынок Юрия Грдины, Игорь Шубин. Побывал на могиле отчима и пообещал навести порядок. И что где-то в кулуарах уже готовится проект памятников, которые установят в аккурат к юбилею учёного.

Грустно это всё, конечно. Грустно от того, насколько коротка наша память и предательски зависима от чисел: тут помню, тут – не помню. Грустно, что закрадываются сомнения в истинности летучих пушкинских строк: «Два чувства дивно близки нам, / В них обретает сердце пищу: / Любовь к родному пепелищу, / Любовь к отеческим гробам»…

Лариса Фёдорова
Фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter