RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 22.03.2011

Чёрный квадрат и пресветлые лики

Малец с азартом юного исследователя старается расколоть маленький грецкий орех при помощи большого чёрного металлического ящика, стоящего в центре зала художественного музея. Раскалывает вдребезги и с удовлетворением удаляется к следующим экспонатам.

Рядом с другими, уже деревянными, «щелкунчиками» множатся россыпи скорлупок: посетители выставки не заставляют себя ждать и по предложению организаторов испытывают экспонаты – «Рыжую танцовщицу» и «Синего мыслителя». Предупреждающая надпись на них гласит: «Осторожно. Возможно непроизвольное расщепление ядра».

Автор объектов Сергей Баранов объясняет: его мыслитель – тот, кто благодетельствует человечество своим изобретением (например, открывает энергию расщеплённого атома), но другие люди могут применить идею с пользой, а могут создать бомбу – и всё вокруг разрушить. Чёрный куб же является воплощением некого структурированного хаоса (возможно, опять же той самой ядерной энергии), которым человеку необходимо научиться управлять. Уметь так расколоть оболочку, чтобы не уничтожить самое главное – ядро.

– Эти инсталляции – как тренажёры для умерения силы, – поясняет Сергей.

И зрители старались. Впрочем, не меньшую притягательность тут имели и живописные полотна. В целом проект, который сегодня демонстрируется в НХМ, называется «Царь-квадрат» (и куб тогда можно расценивать как ипостась данной геометрической фигуры), представляет собой работы двух художников – омича Сергея Баранова и екатеринбургжца Антона Таксиса – и, можно сказать, посвящается произведению знаменитого супрематиста Казимира Малевича – «Чёрному квадрату».

– По-разному можно к нему относиться: что это и конец живописи, и начало нового культа, – говорит Баранов. – Но на самом деле он оказал влияние на последующее искусство всего мира, на современный дизайн, архитектуру. Это бесспорно. Я, например, вовсе не супрематист, я предметник – изображаю видимый мир, то есть предметы, явления. Но при этом всегда помню, что есть такой чёрный квадрат, и как образ он в моих работах часто присутствует. Собственно, холст, с которым работает художник, – это и есть квадрат. Только белый. И это настолько совершенная вещь, что нужно большую смелость иметь, чтобы спорить с этой чистотой, белизной, совершенством, чтобы туда внести что-то своё и не потерять этой гармонии.

Присмотреться – действительно, Его Величество Квадрат царствует во всём, что окружает на выставке. Он является нам в «простейших» видах – фанерных табуретах и воздушных змеях. И становится формой существования высших материй – белого (здесь даже пуще белого – светящегося) холста и зримого ангела. Возрождается в барановской трактовке – то обрастает рамкой и снабжается кактусом в углу, то заполняется раскидистым капустным вилком. Ненавязчиво присутствует в линиях и сюжетах картин (в быто-философской серии «Частная жизнь господина К.», например). И преобразуется из противоположных, изначально круглых конфигураций: как потрясающие яблоки или арбузы в разрезе, роскошно обнажающие свою сочную фактурную квадратную суть.

В унисон квадратно-арбузной тематике звучит ряд озорных работ Таксиса. Этакое лёгкое хулиганство в ярко-красных и полосато-зелёных тонах: государственный флаг США, стоп-кадр киноленты, логотип «Артбузаунт Пикчерз», достоинства мадам Грицацуевой... «Пупок супрематический», где в центре полотна находится малюсенький чёрный квадратик, – верно, намёк на доминанту экспозиции, на вездесущий «Чёрный квадрат»...

Этот проект прибыл к нам вместе с выставкой, расположившейся в соседнем с «Царь-квадратом» зале. «Светлые лики» – около 50 образов, привезённых в Новокузнецк хозяйкой галереи сервиса частных коллекций «ID» (Рига, Латвия) Мариной Картополовой, – воссоздают совершенно другой мир, иную атмосферу. И настраивают на сугубо созерцательный лад.

Здесь находятся иконы кисти художников, живших в XVI и XVII веках и принадлежащих к новгородской и владимиро-суздальской иконописным школам. Образа могут быть совсем без окладов – существовать просто и самодостаточно, – и в дорогих серебряных одеждах, изготовленных известными ювелирами века XIX-го. Здесь представлены пейзажи с видами на старинные церкви, присутствует распятие, отпечатанное на огромном, во всю стену листе (копия с холста живописца позапрошлого столетия Людвига Ниепера «Распятый Иисус Христос на фоне Иерусалима»). А также показаны работы наших современников, старающихся осмыслить действительность с духовной точки зрения – среди них произведения рижанина Андрея Маевского, калининградца Николая Торопова, уже знакомых нам Сергея Баранова и Ларисы Пастушковой (барнаульская художница известна нам по прошлогодней выставке в НХМ). Пресветлая экспозиция переместилась в новокузнецкий музей из Барнаула, далее она отправится в Калининград и во Францию.

Анастасия ЛЕШКЕВИЧ

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter