RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 20.03.2012

«Америка помогла мне состояться как музыканту»

Новокузнецк посетил музыкант мировой величины Вилли Токарев. Перед концертом, который состоялся 16 марта, певец стал гостем Гавриила Рыбалко в «Первой студии» телеканала «Ново-ТВ». Приводим нашим читателям выдержки из увлекательной беседы.

– Как к Вам обращаться: Вилли Иванович или Вилен Иванович?

– Можно просто Вилли, на произношение «Иванович» уйдёт много времени, лучше его использовать на другие вещи.

– Ваше творчество известно миллионам людей по всему миру. Наверняка многим будет интересно узнать, как зарождалась Ваша любовь к музыке.

– Страсть к музыке родилась вместе со мной. Ещё ребёнком создал хор из дворовых сверстников. Тогда моя семья жила на хуторе на Кубани. Очень интересовался народной музыкой. Помню Русланова, Сметанкина, полюбил песни Шульженко, Георгия Виноградова, Изабеллы Юрьевой – все эти личности оказали на меня неизгладимое впечатление. Моё творчество основано на народной музыке и популярной советской песне. В дальнейшем, будучи моряком торгового флота, много путешествовал по миру. Я мог слушать любую музыку, которую не транслировали в Советском Союзе. Потом поступил в музыкальное училище при консерватории в Ленинграде, где приобщился к классике.

– Расскажите о своём первом профессиональном успехе.

– В студенческие времена я написал песню «Дождь», которая стала популярной во всём Советском Союзе. Её спела Пьеха, выступление показали по «Доброму утру». И всё. Моя жизнь перевернулась с ног на голову в хорошем смысле этого слова. Меня засыпали гонорарами. На них я купил новый инструмент, помогал нуждающимся коллегам-студентам и даже приобрёл собственную квартиру.

– То есть популярность пришла в Советском Союзе? А зачем же Вы уехали в США?

– Я писал свои песни в нескольких жанрах: лирика, сатира, юмор. Юмористические песни не вписывались в прокрустово ложе соцреализма. Придя в очередной раз на радио «Доброе утро», вновь получил отказ на прокрутку моей песни, хотя её текст напечатали в газете «Правда». В редакции радио мне сказали, что газета – это газета, а песня – это динамит. Я понял, что не имею право приходить и показывать такие песни.

Решил подобрать страну, где бы я мог реализовать своё творчество, без подсказок и запретов. Выбрал Америку. Там меня никто не ждал. Меня принял толстовский фонд в Нью-Йорке, которым руководила дочь Льва Толстого. Фонд выделил мне месячное жалование. Через месяц я покинул гостиницу, был предоставлен самому себе. Никаких пособий не получал, искал, где можно заработать хотя бы на хлеб. Если ты знаешь язык, хочешь трудиться, ты найдёшь работу. Снимал комнату. После разных работ сдал экзамены на вождение такси, получил права. И поехал зарабатывать деньги на свою первую пластинку. Четыре года собирал деньги. Сделал аранжировки своих песен, тех, которые не разрешали в Советском Союзе. Пригласил музыкантов мирового класса, снял самую лучшую студию в городе, записал пластинку «В шумном балагане». И после этого последовал оглушительный успех. Ко мне домой приходили толпы людей, я тогда жил на Манхэттене. Таксисты говорили: «Мы не можем работать ночью без твоей музыки». За два–три месяца я вернул всё то, на что работал четыре года.

США – страна больших возможностей для людей, которые стремятся к чему-то. Потом я купил квартиру на берегу океана, путешествовал на огромном корабле по Карибскому архипелагу, стал ездить в такси не как водитель, а как пассажир. Достиг уровня среднего американца. После этого, как я и обещал маме, вернулся домой. Сейчас я не скрываю, что у меня два паспорта – российский и американский. Америка дала мне возможность состояться как человеку и как музыканту. 

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter