RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 12.04.2012

Сестричка Роза

Хабибуллу Нагаева, участника гражданской войны и главу большой семьи, в 30-е годы прошлого века арестовали как врага народа. Отправили «для перековки» на всесоюзную стройку – Беломорканал. А его жену Арифу, с шестью детьми мал мала меньше, выслали в Сибирь.

Семья прибыла в Сталинск. Мать устроилась прачкой. Ей помогала старшая дочь, одиннадцатилетняя Роза. Закончив школу и курсы бухгалтеров при заводоуправлении КМК, Роза устроилась на Гурьевский металлургический завод. Была секретарём комсомольской организации. И вот первый в её жизни отпуск. 21 июня 1941 года девушка приехала в отчий дом в Сталинск. Какое счастье было снова увидеть маму, братьев и сестёр!

На следующий день, 22 июня, Роза побежала в магазин за продуктами. На городской площади стояли люди. Из чёрного раструба репродуктора доносилось: «Вероломно, без объявления войны фашистская Германия напала на Советский Союз…» Началась война. Роза заявила: «Буду проситься на фронт!»

Девушка перевелась в мартеновский цех КМК. После работы торопилась на курсы медсестёр, в госпиталь. Поступали первые раненые. Роза помогала медсёстрам, читала бойцам газеты, писала письма домой. С подругой Машей Перепелицыной чуть не каждый день наведывались в военкомат. Девушкам объясняли: они нужны на комбинате, ведь КМК выпускает снаряды для фронта. Значит, и они помогают бить врага.

В конце 1941 года в Сталинске начала формироваться 237-я стрелковая дивизия. В штабе Розе сказали: «Закончишь курсы медсестёр – возьмём». И действительно, вскоре пришла повестка из райвоенкомата: «Зачислить добровольцем в состав дивизии...» Отец, к тому времени вернувшийся с великой стройки социализма, плакал, провожая дочь. От всей большой семьи защищать Родину шла только она.

237-ю дивизию направили под Воронеж, в самое пекло. Солдаты, Роза вместе с ними, рыли окопы. Земля ссохшаяся – лопатой не взять. На сибиряков шли в атаку вражеская пехота, танки. Тучами летели бомбардировщики. Уходили самолёты – начиналась артиллерийская канонада. Земля содрогалась, разрывалась в клочья. Командование воинского формирования получило приказ: занять боевой рубеж на Дону. Надо было отвлечь немецкие части от Сталинграда. Приказ: стоять насмерть!

…В степи – 30-градусная жара. Ни кустика, ни бугорка. Кругом воронки от бомб и снарядов. По-пластунски, перебежками Роза на плащ-палатке переносила раненых. Солдаты просили: «Пить! Сестричка, пить!» А Роза умоляла: «Лежите до вечера тихо, солдатики! Не двигайтесь. Помощь придёт». «Сестричка, где ты?» – донёсся слабый зов. Роза поползла на стон, и тут её зацепило осколком снаряда. Кусок раскалённого металла врезался в ногу. Хлестала кровь, обмотки хоть выжимай. Роза разрезала материю, наложила жгут. Полулёжа, скрипя от боли зубами, перевязывала раненых.

В эвакогоспитале Роза лечилась месяц. Врачи отправляли её в тыл, как раз шёл эшелон в Сталинск. Но она рвалась на передовую: «Я там нужнее!» В полку санинструктора Нагаеву ждала первая боевая награда – медаль «За отвагу». Начальник санслужбы Мартынов приказал сшить для Розы хромовые сапоги. В них она щеголяла до конца войны.

На передовой Роза вступила в партию. Партийный билет она бережно хранит до сих пор.

За три с лишним фронтовых года Роза не раз была на волосок от смерти. Выживала чудом. Под Курском заразилась сыпным тифом. Её чуть не похоронили заживо. Врачи установили клиническую смерть. Розу положили на носилки, понести к месту захоронения. Санитарка, прощаясь, взяла сестричку за руку… и почувствовала слабый, ускользающий пульс. Только через месяц Розу выписали из госпиталя, похудевшую, слабую, осунувшуюся. Где пешком, где на попутках она добралась до своей части. Начальник санслужбы встретил девушку по-отечески тепло: «Ты, сестричка Роза, нам очень нужна!» Приказал поставить на усиленное довольствие. Девушка кружками пила рыбий жир, в 21 год училась ходить. «На меня Гитлер пули не состряпал!» – шутила Роза.

Трижды дивизия форсировала Днепр. Переправу бомбили беспрерывно. От взрывов ночью было светло, как днём. В понтон, переправлявший на правобережный плацдарм десант (в его составе была Роза), попал снаряд. Понтон перевернулся. Розу потянули на дно тяжёлая шинель и санитарная сумка с медикаментами. Девушка наглоталась воды, начала тонуть… Спас её санинструктор Борис Романов.

На плацдарме под перекрёстным огнем Роза перевязывала раненых, отправляла в тыл, на левый берег.

При освобождении украинского города Пирятин Розу осколком ранило в грудь. Девушка сама оказала себе первую помощь. А врач, осторожно вытащив осколок, сказал: «Ты, Роза, в рубашке родилась. Ещё чуть-чуть – и осколок угодил бы в сердце».

За мужество и храбрость Роза Нагаева была награждена орденом Красной Звезды. Плащ-палатка отважного санинструктора, служившая носилками для раненых бойцов, как дорогой экспонат хранится в музее боевой славы на днепровском Букринском плацдарме.

Дивизия шла на запад. Для Розы и её товарищей война закончилась в Чехословакии 12 мая 1945 года.

К боевым наградам санинструктора Нагаевой прибавились орден Отечественной войны I степени, вторая медаль «За отвагу» (из санинструкторов-новокузнечан она одна имеет две такие медали) и медаль «За боевые заслуги». А самый дорогой для неё – нагрудный знак «Отличник санитарной службы». Санинструктору Нагаевой его вручили в 1943 году за оказание первой помощи раненым на поле боя.

И вот окончен ратный труд. Полстраны лежало в развалинах.

– Где нужно, куда посылали – там и работала, – говорит Роза Хабибулловна. 40 лет – её трудовой стаж. Да военные годы. За сколько каждый из них считать?

Роза трудилась в системе трудовых резервов, на комсомольских стройках в Горной Шории, Киргизии. Занималась общественной работой. Была членом совета ветеранов 237-й стрелковой дивизии. Участвовала во встречах ветеранов, проходивших в местах формирований полков, на полях сражений. В 1983 году такая встреча состоялась в нашем городе. Выступала в школах на уроках мужества, рассказывала юному поколению о знаменитой сибирской дивизии.

Спустя время Розу Хабибулловну приковала к постели тяжёлая болезнь, сказались фронтовые ранения и лишения. Она преодолела недуг, поднялась. Как в далёком 1943-м, в 83 года вновь училась ходить.

Сейчас её передвижения ограничены стенами квартиры. Но интерес к людям и к жизни она не теряет. Переписывается с однополчанами. О тех, кто погиб, защищая Родину, рассказывает внукам и правнукам.

Политрука, впоследствии командира 6-й стрелковой роты Фёдора Русских Роза вынесла из огня в первом бою под Воронежем. О подвиге деда она написала внучке Фёдора Аристарховича Наталье Автайкиной (Русских).

Фронтовую подругу Татьяну Тимофеевну Умеренкову Роза Хабибулловна поздравляет со всеми праздниками и с главным из них – Днём Победы. Пишет воспоминания. Как говорят друзья, сражается за правду о войне.

Воспоминания войдут в книгу о боевом пути 237-й Пирятинской Краснознамённой орденов Александра Суворова и Богдана Хмельницкого стрелковой дивизии. Её готовят к изданию ветераны воинского формирования.

В 2012 году Розе Нагаевой исполнился 91 год. Силе духа, мужеству и оптимизму этой хрупкой женщины можно по-хорошему позавидовать. 

Анна Векшина

Фото из семейного архива. 1988 год

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter