RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 19.04.2012

Художник S.Nikas

Новокузнецк посетил известнейший российский художник, академик Российской академии художеств, профессор Ульяновского университета, кавалер нескольких орденов Никас Сафронов. Он лично презентовал свою выставку, которая сейчас проходит в Новокузнецком художественном музее.

Об этом человеке известно разное. Кто-то его считает интригующим и эпатажным художником. Однако сам Никас позиционирует себя как автор, работающий «в классике». Он светский лев, приближенный к сильным мира сего, был главным художником русского издания «Пентхаус», многих других журналов... И – благотворитель: Сафронов помогает двум школам-гимназиям, детдомам и больницам, строит храмы, участвует в акциях благотворительных фондов… Сегодня мы представляем нашему читателю слова автора – о Новокузнецке, искусстве, России, полученные «здесь и сейчас», то есть в нашем городе, на прошедшей перед открытием выставки пресс-конференции.

О Новокузнецке и серии будущих портретов, посвящённых кузбассовцам

– Город мне нравится тем, что напоминает детство, место, где я родился, – Ульяновск. Я дружен с Володей Машковым, который мне ещё лет 10–15 назад рассказывал о вашем городе. До этого мне казалось, что Новокузнецк – это шахта, заводы, дым, пыль, все ходят чумазые... Но Володя мне говорил совершенно другое. И я уже тогда поставил себе на заметку – будет повод, божий промысел, и я отправлюсь туда. Сегодня, по-моему, четвёртый раз, когда я приезжаю в Кузбасс. Есть такое понятие: когда люди знакомятся – они общаются три раза. В первый они симпатизируют, во второй выговариваются, а в третий понимают, что хотят или не хотят увидеть того человека, с которым общались недавно. Сегодня у меня огромное желание приезжать, писать и прославлять этот регион, сделать серию картин, посвящённых людям этого края. Шахтёров, которые добывают уголь, – для меня будет большой честью писать их, потому что это личности, прославляющие нашу страну. Пока их выделяют десять–тринадцать. Но, наверное, таких много. Работать буду в подарок, без денег. Также, может быть, станем делать и зарисовки каких-то красивых женщин, просто людей...

Об отношениях художника и власти в современной истории

– Бывает, что художник и власть, к сожалению, не всегда понимают друг друга. Но я в жизни никогда ничего ни у кого не просил. Я сделал всё сам. Художникам, как правило, – и вообще, в России как-то всё завязано на этом – всё чего-то не хватает: то краски, то кистей, то сетуют, что их не оценили, то говорят, что после смерти признают. В истории, кстати, было мало случаев, когда люди действительно прославлялись после смерти. Практически все мастера Ренессанса, прошлого, и при жизни были известны. Жаловаться можно всегда, а вот делать что-то самому… У каждого ведь есть свой шанс в этой жизни: состояться, сделать, создать. Думаю, что я состоялся за счёт мудрости, человеческой философии, сенсуальности – то есть чувственности. Осознанию того, что ты живёшь и чему-то учишься. И учишься всё время.

О благотворительности

– Вот мне пишут: для Вас миллион долларов – это копейки, а мы откроем бизнес, который потеряли. Или: для Вас 50 тысяч евро – ничто, а мы своего ребёнка вылечим в Австралии или где-то там в Швейцарии. Но для меня это также большие деньги. Я не помогаю так точечно. Я говорю это людям, и тут же идёт обида.

Я 85 процентов своего дохода зарабатываю на Западе. Пишу картины, портреты и деньги вкладываю в Россию. Курирую две школы, построил храм в Ульяновске… Моя мама говорила: вот вырастешь, заработаешь три копейки, одну отдай на благотворительность. Я отдаю две. Но и копейки мне хватает. Если, допустим, кто-то приобретёт здесь картины, часть вырученных средств будет направлена на поддержку молодых талантов. Всё пойдёт во благо.

О современном искусстве и о себе

– Я прочитал где-то: если человек подошёл к двери и нагадил, нажал кнопку и убежал, то это перфоманс. Если нагадил и не убежал – это инсталляция. По-моему, это совершенный бред, когда Запад внедряет самое низменное, когда современные галеристы нам объясняют, что мы просто глупые и не понимаем. А на самом деле их искусство – просто «голый король».

Когда ты работаешь в классике, у тебя возникает огромное количество недоброжелателей. Один мой клиент из Швейцарии выставлял картину на Сотбис, так туда шесть писем написали, чтобы меня туда не давали. Но на аукционе посмотрели, удивились, сказали: да он, кажется, гений. Картина продалась, и участники ещё хотят увидеть мои работы. Желающих прекратить твою дорогу много, особенно когда ты занимаешься настоящим искусством. Пусть это будет метафорное искусство, но оно завязано на профессиональном знании ремесла.

Я стараюсь прославлять Россию. Что бы я ни делал, вся моя жизнь посвящена искусству и любви к России. Я молюсь, чтобы наш страна была духовной державой. Однако чем ты становишься известней, тем больше возникает каких-то непредвиденных ситуаций, появляется желающих очернить, опорочить. Всё время ожидается подвох. Но мы всё преодолеваем, идём дальше – благодаря замечательным городам, где делаем выставки. Всё это даёт тебе необходимую опору.

О портретах, представленных на выставке

(Известные люди у Никаса изображаются в старинных одеждах. Посетителям экспозиции они напомнили фотографии Екатерины Рождественской, демонстрировавшиеся ранее в том же художественном музее).

– Свой проект я начал ещё в 1985–1986 годах – когда стал уезжать на Запад и много копировать классиков в оригинале: Рембрандта, Веласкеса… Изучал старых мастеров. Потом в этой манере делал портреты людей – в качестве подарка-бонуса к основному их портрету. Такая шутка, лёгкий юмор. Мне казалось, что человек – гранд, или Дон Жуан этакий, или Д’Артаньян. И люди, кстати, менялись.

Вот я сегодня прилетел, включил телевизор. Там шла передача о Гагарине. И рассказывалось о космонавтках, которым выдали спортивную адидасовскую форму. Они с удовольствием в ней занимались, а Гагарин посмотрел и сказал: девочки, давайте, я вам дам денег – оденьтесь в платья. И он повёл их в ГУМ, оплатил наряды. Ведь женщина должна быть женщиной. И многие из них потом отказались от космонавтики, вышли замуж и стали просто рожать детей… Я хочу сказать, от одежды зависит многое. У меня папа жил в последнее время в деревне. В прошлом военный, он стал таким крестьянином: пас коров, сено собирал. Я ему тоже «сделал» в портрете итальянскую одежду. И отец стал мудрецом, каким-то философом. Вот это удивительно: одеваешь людей хотя бы зрительно, и они превращаются в каких-то других.

Катя же – мой друг, у неё фото, у меня живопись. Здесь мы выставляем изображения тех, чьи портреты, классические оригиналы, я отдал. А эти остались пока до момента подарка. Поэтому экспозиция всё время меняется, я пишу постоянно, что-то уходит, что-то добавляется…

Анастасия Лешкевич

Фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter