RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 26.04.2012

Встретил Победу на Эльбе

Сын ветерана Великой Отечественной нёс армейскую службу там, где воевал отец.

В действующую армию Михаила Кузовникова призвали в 1942 году. Зачислили в 957-й стрелковый полк. Часть была направлена на Воронежский фронт. Держала оборону на левом берегу Дона, неподалёку от станции Лиски.

– Противник за рекой стоял, – вспоминает Михаил Герасимович. – Как помкомвзвода, я получил задание: патрулировать прибрежную территорию. Ни один враг не должен был просочиться на нашу сторону!

Готовилось масштабное наступление. Советская артиллерия немцу огоньку дала, «катюши» жару подбавили. После этого царицу полей, пехоту, в дело пустили. Части перешли Дон левее места дислокации. И… напоролись на минное поле. Противотанковая мина от шага может взорваться. А тут массированное наступление! Несколько бойцов и командиров на минах подорвались… Вражеская оборона была прорвана. Но немец пустил в дело новые части. Целый полк шёл в наступление строем, по четыре в ряд. Остановили красноармейцы и эту психологическую атаку.

Михаил Герасимович не уберёгся. Был серьёзно ранен. Повредило бедренную кость, позвоночник… В тамбовском госпитале пришлось проваляться полгода. После выздоровления Кузовникова направили в Уфимское общевойсковое военное училище. Как отличного стрелка, зачислили в учебный снайперский полк.

Шёл 1943 год. Советские войска готовились к летнему наступлению на Орловско-Курской дуге.

На плацу выстроили батальон курсантов. Начальник училища скомандовал: «Желающие остаться – на месте! Кто на фронт – шаг вперёд!» Строй из четырёхсот бойцов, как один человек, шагнул вперёд. Кузовникова зачислили в сержантский полк, сформированный из выпускников Благовещенского, Уральского, Московского и Уфимского военных училищ. Назначили сибиряка взводным.

– Взвод был сформирован из москвичей. Все, как на подбор, – рослые, крепкие ребята. Выучка такая, что второй раз приказ не повторяй, – поясняет мой собеседник. В отличие от первых дней войны, пехотинцев вооружили до зубов: на поясе – гранаты, в вещмешках – сотни патронов.

Громили немца под Курском, Днепр форсировали.

– Технику переправляли на плавсредствах, – уточняет ветеран. – Наличный состав, в основном, своими силами обходился.

Не все добрались до правого берега. Гибли тысячами. Днепр красный был от крови… Вспоминая те страшные минуты, Михаил Герасимович не сдерживает слёз. Его тоже чуть не задел вражеский снаряд. От неминуемой гибели спасли товарищи по оружию. Полк двигался на запад. На реке Припять, рядом с белорусской деревней Аташево, семь суток подавляли сопротивление врага. Не на жизнь, а на смерть дрались гитлеровцы и, как потом узнали бойцы, власовские батальоны. Враг атаковал беспрерывно.

– Двадцатилетние ребята на глазах седели. Рота наша, считай, вся там осталась, – с горечью замечает Кузовников.

И вторично солдата зацепило осколком снаряда. Ранило в голову, руку повредило, до сих пор как следует пальцы не разгибаются.

Подлечился сержант, и определили его по случаю ранения в конницу, в 61-й полк 2-го кавалерийского корпуса под командованием гвардии генерал-лейтенанта Владимира Крюкова. С полком прошёл Михаил Герасимович до Западной Украины, а потом до Варшавы. Главнокомандующий кавалерией маршал Семён Будённый на позиции приезжал, инспектировал боеспособность кавалерийских частей.

На реке Одер брали военный завод. Немцы строили заводы под землей. Оборудование обслуживали военнопленные. У кого силы были, в бега подавались. Спустившись под землю, советские солдаты увидели сотни военнопленных. Истощенные, замученные, они пластом лежали. Только и сил хватало произнести: «Сынок, воды подай…»

Кавалерийские части приближались к германской столице. Командование организовало летучий митинг. Мол, подошли к фашистскому логову, будьте вдвойне бдительны, ни один фашистский прихвостень не должен уйти от справедливого возмездия.

– Сижу я на коне, думаю: выйду из этого пекла живым – День Победы буду справлять всегда. Вспоминать павших товарищей, поздравлять живых, – улыбается Михаил Герасимович.

Вернулся с войны сибиряк. А она не отпускает, напоминает о себе. Старыми ранами, весточками об однополчанах. Мало их осталось, горстка, не больше. Да и то сказать, почти 70 лет с праздника Победы прошло…

2 мая взяли Берлин. Через Бранденбургские ворота въехали в столицу кавалеристы. А два дня спустя на Эльбе состоялась историческая встреча советских войск с союзниками. Подразделению, в котором служил наш земляк, тоже выпала честь представлять победоносную Красную Армию.

Две медали «За отвагу», орден Красной Звезды – боевые награды Михаила Кузовникова. К ним добавился орден Отечественной войны II степени. Бережно хранит ветеран медали «За боевые заслуги», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и множество других, юбилейных.

После войны фронтовик работал в ЖКУ Новокузнецкого алюминиевого завода. Сантехником, слесарем, мастером. Перед уходом на заслуженный отдых – диспетчером. Руки у Михаила Герасимовича золотые. На производстве его ценили. Алюминиевый завод строил жильё для своих работников. Кузовникова неизменно включали в комиссию по приёмке домов. А вот жить ветеран так и остался в двухквартирном доме на Малоэтажке.

– Я рыбак, охотник. Мне в огороде нужно копаться. В своём доме привольно, и рукам всегда заделье найду, – объясняет он свой выбор.

С женой Раисой Семёновной (она умерла несколько лет назад) вырастили двоих сыновей. Старший, Пётр Михайлович, – мастер спорта, тренер по лёгкой атлетике. Пацанам мастерство передаёт.

– В детстве сын занимался в спортивных секциях во Дворце культуры «Алюминщик», – рассказывает Михаил Герасимович. – Помню, как объявляли на смотрах: «Кузовников Петя!» А я испытывал ни с чем не сравнимую радость и гордость.

Младший сын Александр нёс армейскую службу на Донской земле. В тех местах, где когда-то воевал отец. Такая вот получилась преемственность поколений. Сын служил под мирным небом. В этом заслуга отца, завоевавшего Победу.

Анна Векшина

Фото Марии Коряга

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter