RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 03.05.2012

От Ленинграда до Берлина

Свои воспоминания гвардии лейтенант Иван Рогинцев посвятил солдатам Победы.

Книга Ивана Рогинцева «Ленинград – Берлин. Записки гвардейского миномётчика» издана на средства фонда «Победа», учреждённого по инициативе Новокузнецкого городского совета ветеранов войны и труда в честь 65-летия Победы. «Ленинград – Берлин» – это увиденная глазами фронтовика неприукрашенная правда о войне.

– Мне хотелось показать, что мы испытали, какими жертвами и неимоверными трудностями добывалась Победа, – объясняет свой замысел Иван Иванович. – Писал так, чтобы читатель на себе почувствовал запах пороха и крови, мороз, пронизывающий до костей, блаженство прикорнуть на часок-другой после долгих бессонных ночей. Чтобы защемило сердце от боли за павших и за оставшихся в живых защитников Родины.

Боевое крещение

«В армию меня призвали 22 декабря 1941 года. Службу начал в Челябинске в 273-м запасном лыжном полку. Тех из нас, кто имел среднее образование и выдержал экзамен, направили на учёбу в 1-е артиллерийское училище имени Красина. Оно готовило командиров подразделений вновь появившегося ракетного оружия. Стажировался я на Северо-Западном фронте. Побывал и под бомбёжкой, и под миномётным обстрелом. За месяц повзрослел на годы. Понял, что война – это беспощадный, тяжёлый и опасный труд.

Наш отдельный 586-й гвардейский дивизион ракетных установок направили в блокадный Ленинград. Я был назначен заместителем командира батареи по огневой части.

Поздно вечером 11 января 1943 года был зачитан приказ командующего Ленинградским фронтом генерал-лейтенанта Говорова о наступлении. Ночью никто из нас не спал. По приборам выверяли направление и дальность стрельбы. В восемь часов утра началась артиллерийская подготовка. Наша батарея загремела, загрохотала. Ракеты с огненными хвостами устремились ввысь. Эскадрильями летели бомбардировщики – штурмовики ИЛ-2. Наконец-то! Вот она, наша мощь!

18 января соединились войска Ленинградского и Карельского фронтов. Полностью был очищен Шлиссельбург и юг Ладожского озера. Ленинград получил сухопутную связь со страной. Блокада была прорвана ценой большого кровопролития и громадных потерь. На поле боя немцы оставили свыше 13 тысяч трупов. Наших солдат погибло несоизмеримо больше.

Финальный рубеж

Наступил 1945 год. Гитлеровское командование сосредоточило громадное количество бронетехники, артиллерии на последнем рубеже фатерлянда – около города Черникау на границе Германии. Гитлеровцы надеялись, что русский сапог не ступит на немецкую землю, эту клятву немецкому народу и армии давал фюрер.

Командир нашего артиллерийского дивизиона гвардии майор Москалёв приказал готовить огневые позиции. Бои предстояли тяжёлые. Шёл январь. Мороз сменялся оттепелью. Дорога превратилась в зыбкую топь. Главной заботой было переправить боевые машины на исходный рубеж. «Студебеккеры» буксовали, утопали в грязи. Наконец, машины выбрались из месива на твёрдый грунт. Мы расставили их в укрытия, замаскировали. Проверив посты, отправились в землянку. И были разбужены бешеным артиллерийским обстрелом. Враг начал наступление.

Звонок Москалёва: «Дыхнуть лёгкими на полную мощность!» Залп дали мгновенно. «Катюшам» вторили удары ствольной артиллерии. На второй день на флангах в полную мощь снова заработала наша артиллерия. Под её прикрытием стрелковые части вернули утраченные позиции. Командиру дивизиона позвонил Москалёв: «Отходим, остаёшься один. Поддерживай пехоту, отходи вместе с ней. Надеюсь тебя и всю батарею увидеть живыми».

В орудийных расчётах осталась половина людей, боеприпасов и того меньше. Превозмогая смертельную усталость, заряжаем ракеты, ждём новых целей. Из-за деревьев прямо на нас, медленно вращая башнями, ползут два танка с крестами на борту. Вот она, цель! Как можно точнее наводим «катюшу». Залп! Цель окуталась тучами дыма и огня. Танки вспыхнули факелами, изрыгая чёрный дым. И вдруг стало непривычно тихо. Ещё не понимая, что произошло, мы, в нервном возбуждении обречённых на верную смерть, обнялись. Слёзы текли по лицу, оставляя светлые дорожки на грязных лицах. Подсознанием чувствовали: всё кончилось. Немецкое наступление захлебнулось.

…Всё ближе подходим к Германии. И вот на высоких воротах, сколоченных из длинных жердей, открылась надпись: «Вот она, проклятая Германия!» Значит, победа совсем близко.

Последний бой, он трудный самый

Предстоит штурм Ландсберга. В гарнизоне города есть артиллерия и танки. Подтянув свою артиллерию и штурмовую авиацию, наша пехота врывается в город. Ожесточённая схватка продолжалась недолго. Под напором советских войск гарнизон сдался. И вот перед нами идут колонны пленных. Грязных, оборванных. Вспомнились фашистские военнопленные первых лет войны. Самоуверенные, чванливые, наглые, и в плену кричавшие: «Хайль Гитлер!» А для этих война позорно кончилась.

В первых числах февраля 1945 года батареи дивизиона прорвались к реке Одер. Город-крепость Кюстрин, расположенный при слиянии Одера и Варты, – главная опора немцев на пути к столице рейха. Берлин – в 60 километрах. Командующий 1-м Белорусским фронтом Жуков поставил задачу: штурмом овладеть городом Кюстрин. Нашей бригаде «катюш» было приказано захватить плацдарм севернее города.

Такого массированного огня мы, кажется, ещё не испытывали. Трое суток шла кровопролитная битва. Наши ракеты рвали бетонную броню стен крепости. Немцы беспрерывно поливали огнём, не давали поднять голову. И вот, наконец, Кюстрин взят. Впереди – Берлин. 16 апреля в четыре часа утра войска 12-го Белорусского фронта перешли в наступление. В операции участвовали 2,5 миллиона человек, более 42 тысяч минометов, 8300 самолётов. 21 апреля оборона Берлина была прорвана.

Надо уничтожить последние очаги сопротивления гитлеровцев. Наш батальон атаковал дом, где засели немцы. 1 мая ровно в четыре утра пиротехник подключил кабель к аккумулятору, замкнув электроцепь на всех ракетах. Стоснарядный залп был ошеломляющим. Через несколько минут солдаты вывели пленных. «Берлин капут», – вяло говорили фашисты.

Наша 6-я Краснознамённая гвардейская тяжёлая ракетно-миномётная Ленинградская, Берлинская орденов Кутузова и Хмельницкого бригада закончила войну, пройдя от Невских до Бранденбургских ворот.

В 10 часов утра мы уже стояли у рейхстага. Радость передать невозможно, это надо видеть. Люди плакали, обнимались и целовались, палили в воздух из оружия и ракетниц, царапали камнями, писали древесным углем на колоннах и стенах рейхстага автографы под словами, уже кем-то написанными краской: «От Ленинграда до Берлина!»

По-прежнему в строю

Иван Рогинцев награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».

После войны Иван Иванович мечтал о поступлении в Ленинградский политехнический институт. Но надо было помогать родителям. Закончил Кузнецкий металлургический техникум. Работал инженером по оборудованию, механиком рельсобалочного цеха КМК. С группой специалистов Иван Иванович был направлен на помощь дружественному индийскому народу. В городе Бхилаи пускали в эксплуатацию металлургический завод.

После возвращения из Индии Рогинцева приглашают на ЗСМК заместителем начальника мелкосортного цеха. Он участвует в строительстве и эксплуатации трёх прокатных станов. Как классного специалиста, Рогинцева снова направляют в зарубежную командировку, на этот раз в Алжир, на Эль-Хаджарский металлургический завод.

За многолетний добросовестный труд Рогинцев награждён медалью «За служение Кузбассу». Не раз ему вручались благодарности Министерства чёрной металлургии СССР.

Сейчас ветеран труда на заслуженном отдыхе. Но обязанностей и занятий у него много. Кроме книги фронтовых воспоминаний закончил рукопись «Дружба, скреплённая сталью» – о том, как советские инженеры пускали Бхилайский металлургический завод. Пишет книгу об Алжире. Иван Иванович активно работает в советах ветеранов Запсиба и Заводского района. Не отказывается от встреч в учебных заведениях. Особенная дружба связывает его с детским домом-школой «Дом детства №95». Запсиб когда-то шефствовал над этим учебным заведением. С тех пор Иван Иванович там частый гость.

– Жизнь большая, наполненная, – говорит ветеран. – Только крутит иной раз душу. Мы воевали, не щадили себя, добивались светлой, хорошей жизни для будущих поколений. А что видим? Со многим, что есть сегодня, не могу согласиться. Живу надеждой, верю, что всё изменится к лучшему.

Анна Векшина

Фото Марии Коряга

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter