RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 25.05.2010

Путь во мраке

В облаке угольной пыли над взорванной «Распадской», в чаду ночных факелов разъярённого народа, вступившего в схватку с ОМОНом на улицах Междуреченска, скрыт не выявленный пока элемент, без которого невозможно сложить мозаику происходящего на Кузбассе.

Этот таящийся игрок, оказавшийся в средоточии боли и ненависти, ведёт собственную партию. Он пытается оседлать всплеск народной стихии ради политической дестабилизации. Он желает превратить бучу в кровавую баню. Он намерен использовать ужас шахтёрского труда, горе от десятков потерь, социальную ненависть и беспросветный мрак русской жизни – как таран против кремлёвской стены. Таран «вдарит» – и разлетится осколками государственная машина, распадутся последние скрепы, и весь русский мир рухнет, погребя под собой миллионы.

Во второй раз за последние 20 лет шахтёрские выступления в России используются для подготовки потрясений геополитического размаха. В первый раз, в 1989 – 91 годах, это вполне удалось.

Спрятанный элемент выражен сегодня главным образом в виде нашумевшего обращения «Союза жителей Кузбасса» – неназванных, неизвестных личностей, которые от имени шахтёров, их семей, жителей кузбасских городов выразили ясные претензии к президенту и народу России. Требования эти практически не касаются социальной и экономической ситуации в отрасли – они взывают к политико-правовым трансформациям в обществе. Лапидарный язык обращения, его стиль заставляют подозревать, что руку к нему приложили отнюдь не шахтёры. По сути же исполнение требований и призывов «Союза жителей Кузбасса» – например, вывод из Междуреченска сил МВД, привезённых из других городов, освобождение всех арестованных, составление списков противодействующих им чиновников и милиционеров и так далее – будет означать фактическую «отмену государства». Это всё равно что требовать от армии самораспуститься, а от судов – немедленно освободить всех праведно или неправедно томящихся в СИЗО. Обращение это отчётливо антипутинское: «В то время как на нас делают миллиарды долларов, на которые потом строят себе дворцы и виллы, в которых потом гуляет наш премьер-министр, мы сотнями гибнем в шахтах, наши люди губят себя за копейки… Мы не будем рабами, рабочим скотом, с которым можно не считаться, как бы это ни хотелось некоторым правящим людям. Мы устали от рабства и унижения. Хватит!» Но в этом страстном тексте нет ни грана возмущения против главнейших виновников случившейся на «Распадской» трагедии и всего ужаса «рабства и унижения» шахтёров – хозяев кузбасских шахт.

Обращение апеллирует к президенту Медведеву, ища в нём спасителя от «путинского рабовладения» – но ни полсловом не упоминает собственников угледобывающей компании «Распадская» Г. Козового и А. Вагина, а также Р. Абрамовича, чьи структуры владеют 40 процентами акций этого ОАО. Вся экономическая составляющая обращения сведена к наивному требованию «повысить зарплату во всех рентабельных шахтах региона в три раза, считая от минимальной, но не ниже 45,000 рублей. Именно из-за малых зарплат идёт нарушение техники безопасности, в результате чего наши люди гибнут сотнями». Не является ли столь однозначная фигура умолчания указанием на истинную природу сокрытого элемента игры?

Сама ситуация, при которой оказались возможны «миллиарды долларов», «рабский труд» и отношение к рабочим, как к скотам, возникла, в том числе, при поддержке замороченных и политически безграмотных шахтёров Кузбасса, которых 20 лет назад точно так же «развели» на роль тарана против власти. Не желают ли кузбассовцы вспомнить те времена, когда под стук касок и мегафоны стачкомов разваливалась их Родина?

В июле 89-го на Кузбассе прошла первая политическая забастовка шахтёров; громче же всего требования кузбассовцев прозвучали в марте – апреле 1991 года. Ирония в том, что буквально все эти требования оказались выполненными – и сегодня шахтёры пожинают ровно то, под чем слепо подписывались 20 лет назад.

Среди политических обращений шахтёров тех лет – выход России из СССР, отмена 6-й статьи Конституции, отставка Горбачёва и советского кабмина, роспуск Верховного Совета СССР, отставка руководителей силовых ведомств, деполитизация КГБ и МВД, строительство церквей. Всё это означало фактический демонтаж Советского Союза и всего советского хозяйствования. В экономической сфере шахтёры настаивали на самостоятельности предприятий угольной отрасли, добивались преобразования государственных шахт в иные формы собственности, требовали разрешить продажу сверхплановой продукции по рыночным ценам внутри страны и за рубеж, призывали разрешить предприятиям устанавливать свои нормы выработки. Каждое из этих положений – шаг на пути к нынешнему мраку, к «миллиардам», к «мраку и унижению», к жуткой эксплуатации шахтёров. В довершение шахтеры 80-х требовали отменить дисциплинарный устав, упростить структуру управления, уменьшить объём отчётности и сократить инструкции по технике безопасности. Всё это в итоге вылилось в «гибель сотнями в шахтах», во взрывах и похоронах.

Боролись – и напоролись.

Уже тогда, в период развала СССР, было понятно, что шахтёрское движение использовалось в качестве «спецоперации» по демонтажу существующего строя. В ней горемычные работяги были элементарно использованы как ширма теми, кто жаждал передела власти и собственности и сполна поживился в начале 90-х.

Сами же дезориентированные советские шахтёры и не помышляли о том, чтобы стать собственниками своих шахт и производств. По данным историка забастовочного движения Дмитрия Левчика, по опросам 1990 года 96 процентов шахтёров хотели иметь в частной собственности землю и квартиру, а 33 процента хотели также иметь и собственный грузовик или трактор для обработки приусадебного участка. И только 24 процента желали быть собственниками производственных помещений, техники и оборудования для производства. При этом двум третям шахтёров было вообще безразлично, на каких предприятиях трудиться – «лишь бы платили зарплату». В точности как сегодня? Десять лет назад один из руководителей шахтёрского забастовочного движения тех лет Ю. Болдырев заявлял: «Забастовка возникла в 1989 г. не по народной инициативе, а по разрешению Горбачёва. Спланировал и осуществил её КГБ СССР, в котором шла напряжённая борьба. Одна из фракций победила и организовала эту забастовку. Например, в ночь с 21 на 22 июля, когда забастовка захлебывалась, и люди могли разойтись, я сам видел, как два кагэбэшника, переодетые в простую одежду, заводили толпу. Система советская рушилась и рождала каких-то монстров. Одним из таких монстров были мы с вами. Это система решала за нас, кем мы должны стать». Кто же сегодня работает на Кузбассе «под советское КГБ»?

Денис ТУКМАКОВ, газета «Завтра», №20 от 20 мая

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter