RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 25.05.2010

Медаль за бой, медаль за труд…

Всегда с замиранием сердца слушаю рассказы фронтовиков: неужели всё это было? Как они это вынесли? И ведь не считают свою жизнь какой-то исключительной.

– Да что обо мне писать… – машет рукой Константин Михайлович Зайкин, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран УВД. – А вот поговорить я не против, душу отвести. Хотя многое я уже и подзабыл…

Жену он похоронил восемь лет назад. Хорошо, что один из сыновей, Владимир, живёт и работает поблизости. Пришёл родной человек – вот уже и событие для ветерана. Несколько лет подряд День Победы Константин Михайлович встречает дома. Из-за слабого зрения не может читать книги, газеты, смотреть телевизор. Поэтому и стихотворные строчки, которые приходят на ум, не записывает – держит их в памяти. «Я помню тот год сорок первый, когда начиналась война. Фашисты внезапно напали, под нами горела земля…» – декламирует Константин Михайлович. Читает долго, медленно, будто рассказывает свою жизнь стихами.

А на долю его выпало немало. Воевал в Белоруссии, в Прибалтике, участвовал в боях подо Ржевом. Войну закончил около Риги.

– Матери не стало, когда мне было три года, – вспоминает Константин Михайлович. – Отец на востоке работал, а я в Анжерке рос с двумя сёстрами. С 16 лет, ещё до войны, начал трудиться: через горком комсомола меня приняли делопроизводителем в сельскую, а потом в городскую прокуратуру.

В октябре 42-го 19-летнего парня призвали в армию. Сначала бойца готовили в пехотном училище в Томске, потом он осваивал специальность истребителя танков. А дальше был фронт, назначение командиром взвода.

Взвод истребителей танков у него был, а ружей противотанковых – только одно. Днём воины изучали оружие, а на ночь уходили на передний край обороны. Утром возвращались к штабу, отдыхали, учились.

– Между двумя полками, на стыке подразделений, была ничейная территория, где могли пройти немцы, – вспоминает Константин Михайлович фронтовой эпизод. Нам позвонили из штаба: задержать их. Уже под вечер мы туда побежали, имея один ручной пулемёт. А кое-кто из немцев уже пролез. Наш пулемётчик успел дать несколько очередей, свалил трёх – четырёх фашистов, а с остальными мы схватились в драке. У всех винтовки со штыками, у меня – только пистолет. Помню, что двоих уложил выстрелами. Ребята меня оберегали, чтобы не подкололи. Не пустили немцев.

Провоевал Константин Зайкин немногим больше месяца – случился бой, был миномётный огонь, осколочное ранение в ногу и месяцы госпиталей.

В батальоне для выздоравливающих ему предложили учиться на штабного работника. Согласился, потому что на фронт ещё было нельзя. А когда выучился, получил направление в Прибалтику помощником начальника штаба полка. Константин Михайлович отвечал за шифровально-штабную службу, обеспечивал офицерский состав картами с кодовыми названиями. Менялась обстановка – менялись и карты. Названия местности на них были зашифрованы, чтобы немцы не могли вычислить расположение наших сил. До последнего дня войны Костя работал с картами. А по ночам часто уходил в батальоны, чтобы знать обстановку. При наступлении его могли командировать в одну из рот – идти вместе с бойцами.

– Расскажи, как в конце войны спас знамя полка, – вступает в разговор сын – Владимир Константинович. От отца он не раз слышал многие военные истории.

– Это было под Витебском. Нам позвонили из дивизии: прорвались немцы из окружения, идут на вас. Было велено сохранить знамя полка. А поскольку идти с ним было рискованно, знамя свернули и спрятали в сумку из-под противогаза, а древко положили в телегу. Обоз шёл по болотистой местности в неизведанное: справа и слева были немцы. Раздавались выстрелы, были потери с обеих сторон. Выйдя на большак, мы увидели колонну наших танков. Доложили полковнику, что немцы выходят из окружения и здесь уже прошли. Он развернул машины, началась стрельба стрельба, фашистов перебили. А мы вышли к нашим. Сколько было радости, когда достали знамя!

За сохранение знамени полка Константин Зайкин был награждён орденом Красной Звезды. А полку вскоре присвоили звание 259-й ордена Суворова стрелковый полк.

После войны К.М. Зайкина послали учиться в Москву – нужны были юристы на освобождённые территории. В учебное заведение он приехал на две недели позже, и место было уже занято. Вернулся в Анжерку, пошёл вставать на военный учёт. Тогда его и взяли на оперативную работу.

– Дело моё было сброшюровано, запечатано, я не знал, что там было. Подполковник открыл его и стал кому-то звонить: «Ты мне кое-что наказывал. Есть товарищ, которого ты посмотришь». А мне говорит: иди к начальнику КГБ. Там велели заполнять анкету…

В Анжерке Константин Михайлович работал оперуполномоченным, старшим оперуполномоченным. Потом его назначили на место старшего следователя, уехавшего на службу в Ленинград. В числе других офицеров КГБ, направленных на борьбу с бандеровцами, он ездил в Западную Украину. В 1952-м году, после окончания высшей следственной школы министерства государственной безопасности (МГБ) СССР в г. Москве, К.М. Зайкин был назначен на должность заместителя начальника следственного отделения ГУВД г. Кемерово. А в мае 54-го возглавил следственный отдел управления милиции г. Новокузнецка и проработал в этой должности до 63-го года.

В памяти Константина Михайловича столько раскрытых уголовных дел, что обо всех сразу и не расскажешь. Так, однажды произошло двойное убийство. Бывший бандит-бандеровец, освободившись из тюрьмы, из-за денег убил своего дядю и его жену. Произошло это в день выборов, что придало преступлению особый вес. Убийцу вывели на чистую воду, но он долго не признавал свою вину, и всё-таки за содеянное получил высшую меру наказания.

Памятным было ограбление промтоварного магазина «Изумруд». Воры, проникнув в торговый зал, украли золото, драгоценности, ткани. На месте преступления случайно оставили обрывки газет. Именно по этим уликам вычислили, с какого адреса прибыли злоумышленники (а один из них тоже недавно вернулся из тюрьмы), и задержали их.

За оперативно проведённые розыскные мероприятия по совершённому преступлению – убийству сотрудника МГБ при исполнении служебных обязанностей – руководством СГБ СССР К.М. Зайкин был награждён именными часами.

По состоянию здоровья, которое не позволило Константину Михайловичу и дальше выполнять оперативную работу, его перевели в райком партии. Там 20 лет он трудился инструктором, председателем партийной комиссии. Потом ещё семь лет работал в горисполкоме – начальником штаба ГО службы торговли и питания.

На почётном месте в квартире – и фотографии далёких лет, и недавно полученные грамоты от руководства УВД по г. Новокузнецку и области. Бережно хранится пиджак с орденами и медалями, боевыми и трудовыми наградами. Каждая из них нелегко досталась…

Лолита ФЁДОРОВА, газета "Новокузнецк"

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter