RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 11.05.2011

И снова он

«Ходим мимо – и не нарадуемся», – говорили год назад посетители гоголевки, когда в фойе библиотеки развернулась экспозиция картин Аркадия Шарловского. Сегодня его очередная персональная выставка, открывшаяся в стенах Дома творческих союзов, также радует впечатляющихся зрителей.

Нынешняя «персоналка» – уже 20-я по счёту в жизни Шарловского. Получается, юбилейная, достойная особых поздравлений для такого необычного художника. А необычен он многим. На открытии выставки едва ли не всеми выступающими непременно отмечался существенный профессиональный рост, произошедший за те последние полтора десятка лет, когда Аркадий серьёзно увлёкся изобразительным искусством. Ведь он непрофессиональный живописец (за плечами у Шарловского только художественная школа), но стихия творчества – а здесь именно стихия! – всегда заставляла его работать много и с увлечением, быть в постоянном поиске, не бояться экспериментировать и являть смелость в своих находках и решениях.

Подобрать слова к творческим изысканиям автора, честно говоря, непросто. Томские искусствоведы, например, определили живопись новокузнецкого автора как «экспрессивный реализм». А наша Галина Иванова так рассказывала о художественном языке Шарловского:

– Он нетрадиционен по своему мировосприятию, мироотражению. Очень разноплановый, разнотемный. Его работы – это не реализм, не абстракция, не импрессионизм. Это нечто такое, присущее только ему, соединяющее несколько направлений. Синтез всего этого и есть творчество Аркадия. Я бы сказала, что Шарловский – гротескный художник, во многом экспрессивный, работающий одновременно с сюжетностью и беспредметностью.

Одни из тех произведений, которые имеют сюжетную основу, рассказывают нам о вполне прозаических вещах – и неожиданно вызывают щемящие ностальгические чувства («Старый рояль», «Старый телефон», «Красный лимузин» – последний больше напоминает старинную карету). Другие – о друзьях наших меньших, в коих возможно узреть нечто личное, человеческое («Потерялся», «Голубой ослик» – бычок и ослик тянут свои повозки). Шарловский пишет много о Новокузнецке, который видится ему сказочно-разноцветным, запечатлевает прогуливающихся горожан – а иногда они ассоциируются у него с домами, и люди получаются слитыми воедино с городом.

– Город – он же бывает и серый, и яркий. Люблю наблюдать за ним. Под «ромашкой» у Дома быта хорошо, например, сидеть и впечатляться.

На центральную стену выставки вывесили «Изумрудный город», созданный по мотивам одноимённого комплекса зданий на Левом берегу.

– Вроде и позитив, и негатив здесь присутствует, – рассуждает автор. – Получился тяжеловатым, я специально это сделал. Почему? Потому что он элитный, закрытый, с оградой. Город не для всех.

В экспозиции присутствуют как будто бы пейзажные, но «спрятанные» под соусом абстракции работы («Затон», «На даче», «Озеро Байкал», «Весна идёт» и рядом «Весне дорогу») – это впечатления, когда-то запавшие в душу и голову художника и однажды вылившиеся в линии, всплески, фантазийные наброски...

Есть здесь и удивительная для такого многоцветья, контрастирующая всему увиденному монохромная живопись: скупыми штрихами из «серости», практически из небытия, проступают «Три предмета»; на другом полотне через такой же ненавязчивый натюрморт виден закатный или рассветный пейзаж с бредущими путниками («Дорога»). Таков весь Шарловский: неожиданный, ищущий, изобретательный. И идущий только по одной ему известной – то есть по своей – дороге.

Анастасия Лешкевич
Фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter