RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 02.06.2010

Анатомия учительской судьбы

Свой первый урок в начальной школе Августа Ивановна Мусатова провела в сентябре 1936 года в школе №35, находившейся на Верхней Колонии. Молодой учительнице в то время едва исполнилось 20 лет. С тех пор педагогический труд стал для неё смыслом всей жизни.

Сейчас Августе Ивановне почти 94 года... Интеллигентная женщина с очень добрыми глазами, мягкая и уравновешенная, интересный собеседник. Она была второй мамой для сотен мальчишек и девчонок. Она любила их настолько, что без остатка посвящала им всё своё время в ущерб личной жизни.

Несмотря на почтенный возраст, у нашей героини удивительная память. Она поимённо называет всех своих учеников и бывших коллег, в мельчайших подробностях рассказывает курьёзные истории из педагогической практики, делится воспоминаниями о работе в годы Великой Отечественной войны.

Я такая же, как все!

Семья Мусатовых жила в землянке на Верхней Колонии. Помимо Августы родители воспитывали ещё троих дочек. В детстве наша героиня переболела полиомиелитом. Болезнь не прошла бесследно – малышка стала ходить только в восемь лет, приволакивая ногу, на два года позже своих сверстников стала первоклассницей.

За хромоту девчушку нередко дразнила на улице местная ребятня. Августа, конечно, обижалась. Но во что бы то ни стало пыталась доказать, что она не хуже других детей, в первую очередь в учёбе.

После школы Августа Ивановна поступила в педагогический техникум, который располагался в купеческом доме в Старокузнецке. Летом перебраться через Томь можно было на лодках или пароме, зимой – пешком. Каждое утро преодолевать такие расстояния – дело нелёгкое, поэтому Августа Мусатова жила в студенческом общежитии, ездила домой только на выходные.

В 1936 году 20-летнюю выпускницу техникума по распределению направили работать в школу №35 на Верхней Колонии. А уже через два года она поехала поступать в Томский педагогический институт на биолого-химический факультет. Все экзамены сдала с первого захода, добрую службу при поступлении ей сослужили хороший диплом техникума и характеристика с прежней работы.

Доказывать, что не хуже других, Августе пришлось и в институте. Сказывалась не только инвалидность. Дело в том, что семья Мусатовых была раскулачена, родители юной учительницы объявлены врагами народа.

– Я, как и остальные дети «бывших кулаков», пыталась доказать, что могу учиться не хуже, чем «друзья народа», – рассказывает Августа Ивановна. – По-другому было нельзя. Как сейчас помню, за хорошую успеваемость получала стипендию – 16 рублей.

Проучиться в вузе удалось лишь три с половиной года – из-за войны занятия на всех факультетах закончились 31 декабря 1941 года. Студенты досрочно сдали госэкзамены, затем приступили к работе по специальности.

По распределению Августа Ивановна была назначена директором и учителем биологии Черноозёрской неполной школы в Барзасском районе Новосибирской области (сейчас эта территория относится к Кемеровской области). До сих пор учительница трепетно хранит пожелтевший за десятки лет командировочный лист с побледневшими чернильными буквами, который стал путёвкой в школьную жизнь.

– Я хотела работать в родном Сталинске (ныне Новокузнецк), но ни в одной школе не требовался учитель по биологии и химии, – рассказывает Августа Ивановна. – Поэтому предложили стать директором Черноозёрской семилетней школы. Сначала я отказалась, думала, что не справлюсь с такой ответственной работой. Однако декан уверял в обратном. Видимо, потому что я состояла в комитете комсомола, отвечала за агитационную работу со студентами. 21 января 1942 года я вместе с другими 11 выпускниками приехала в Барзас, который находится недалеко от Кемерова (в то время Щегловск). Там мы ждали распределения. Моя школа была самая дальняя – за 60 километров от Барзаса, на границе с Ижморским районом. Из районо нас с выпускником литературного факультета повезли до школ на санях. Зима в тот год была очень морозная, поэтому извозчик на нас с Витольдом (так звали того парня) надел один тулуп и застегнул его на все пуговицы. Мы ехали, как привязанные, не могли повернуть головы, смотрели только вперёд. Начало темнеть, поднялись в гору. Внезапно сани «повело», и мы кубарем в этом тулупе покатились вниз с горы. Вокруг тайга. Пока летели, думали, как не наткнуться на дерево или пень. Но, слава богу, всё обошлось. Когда скатились, извозчик нас расстегнул, и мы расхохотались. В гору забрались пешком, а чтоб не замёрзнуть, махали руками. Доехала Августа Ивановна до Чёрного озера только утром.

Школа длиною в жизнь

Весь коллектив школы был молодой, сплочённый, поэтому новый директор без труда нашла со всеми учителями общий язык.

В Черноозёрском педагогическом общежитии не было мест, поэтому пришлось поселиться в доме начальника леспромхоза Никанора Сергеевича Петрова.

В то время в посёлке проживали спецпереселенцы из Ленинградской области. Все они круглый год были заняты на лесоповале, тем более что леспромхоз находился на военном положении.

Не оставалась без работы и школа. Каникул и отпусков не было. Зимой по выходным дням учителя и ученики старших классов расчищали дорогу в лесу от веток и сучьев, чтобы вывозить срубленный лес для сплава по реке в посёлок Яя. Летом – заготавливали дрова для школы и домов, где жили учителя.

– Кроме того, вместе со старшеклассниками я уезжала летом в лесостепную часть, в сторону Ижморки, для заготовки сена для лошадей, – вспоминает Августа Ивановна. – Дети спецпереселенцев были не по возрасту взрослыми, они умели косить, ставить стога. Для проживания разбивали палаточный городок. Мы работали бесплатно, но нас хорошо кормили. Детей отпускали домой только с обеда субботы до утра понедельника, поскольку у каждого из них было хозяйство. Две ночи я оставалась одна. Нужно было присматривать за лошадями и палатками. Неподалёку был тюремный лагерь, из которого, по слухам, убегали арестанты. Все эти ночи я не спала, боялась малейшего шороха. Но ученикам я никогда не рассказывала о своих страхах. После покоса мы ехали в лес – собирать шишки. Приходилось также жить в палатках. По ночам разжигали и поддерживали костёр, чтобы отпугивать медведей. Ребята продавали орехи, чтобы к осени купить себе обувь и одежду, на всю зиму хватало шишек и мне.

В учительской жизни Августы Ивановны было немало знаменательных историй. Например, 16 мая 1944 года её вызвали в райком партии в Барзас. Рано утром Августа Ивановна поехала верхом до нужного места. На второй день на пути возник овраг, застеленный брёвнами, которые разошлись, едва на них ступила лошадь.

– Лошадь ушла в глинистое месиво по брюхо, – рассказывает наша собеседница. – Я освободила ноги из стремян и кое-как выбралась из болота. Пыталась выманить лошадь при помощи хлеба, но она никак не хотела покидать «насиженного» места. До утра я ждала прихода секретаря райкома. Лошадь обещали вытащить на следующий день. Мокрая и грязная, я всю ночь сидела в страхе. Утром о случившемся я рассказала секретарю. Оказалось, что меня вызвали в райком партии для награждения орденом Трудового Красного знамени как лучшего директора. Комиссия спросила, почему я беспартийная. Сказала, что дочь кулака. Внезапно воцарилась тишина. Попросили выйти. Потом сообщили, что не имеют права награждать дочь врага народа. Для меня такая фраза была как обухом по голове. Уехала я из Барзаса с тяжёлым сердцем, боялась, что будут судить из-за травмированной лошади, которая стала не годна к работе. О том, что никакого наказания не будет, я узнала лишь через неделю.

10 июня 1944 года Августу Ивановну назначили инспектором районо Барзасского района. Уже через 10 месяцев она пошла на повышение и стала инспектором облано, контролировала работу школ в Топкинском, Мариинском и Барзасском районах.

В 1945 году, после окончания войны, Августу Ивановну командировали от облано на распределение студентов в Томск. Там она встретилась с будущим супругом Володей.

Летом влюблённые поженились, но жить вместе стали лишь в ноябре – до этого времени Августе пришлось доработать в Кемеровской области. Однако семейное счастье длилось недолго – через 11 месяцев Владимир скоропостижно умер от чахотки.

Сталинск

После смерти мужа Августа не могла оставаться в Томске и в середине 1946 года переехала в Сталинск. К слову, после утраты любимого человека она больше не выходила замуж.

Чтобы устроиться на работу, Августа Ивановна пошла в Куйбышевское районо. Заведующая, даже не взяв трудовую книжку и другие документы, пренебрежительно сказала, что учителя биологии и химии не требуются, нужна лишь буфетчица в одну из школ. От обиды у Августы Ивановны на глаза навернулись слёзы, ничего не сказав, она вышла из кабинета.

На второй день учительница нашла работу. В Сталинск из Кузедеева перевели педагогическое училище, которому присвоили впоследствии первый номер. Училищу отвели половину старого здания школы №8 на Мичурина.

20 лет Августа Ивановна вела анатомию и методику естествознания на школьном отделении. Когда открылось физкультурное отделение, то она начала преподавать по программам высшей школы анатомию человека, спортивную физиологию, постоянно была классным руководителем.

На её плечи легла и большая общественная нагрузка. Работали со студентами в колхозе в Сосновском районе, живя в овощехранилищах. Каждое лето озеленяли скверы города.

– Со студентами мы засаживали молодыми деревцами улицу Мичурина и парк Гагарина, – говорит Августа Мусатова. – Эти места для меня оставались памятными даже через много лет. Ведь нашим трудом могло восхищаться не одно поколение новокузнечан.

У Августы Ивановны до сих пор сохранилась связь с выпускниками училища, которым уже более 70 лет. К сожалению, общение происходит только по телефону – наша героиня из-за плохого здоровья давно не выходит из дома. Поэтому каждый звонок для неё очень дорог – значит, работа учительницы спустя десятилетия не осталось забытой.

***

Августа Ивановна Мусатова – отличник народного просвещения, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда. Награждена медалями за доблестный труд во время ВОВ, в честь 50-летия, 55-летия, 60-летия и 65-летия Победы.

Валерия КЛИШИНА, газета "Новокузнецк"

Фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter