RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 30.05.2011

По ступеням образования

 

В день, когда во всех школах страны звенят последние звонки, открывая своим выпускникам двери во взрослую жизнь, гостьей Елены Смирновой в «Первой студии» стала председатель комитета образования и науки города Новокузнецка Татьяна Рагозина. Разговор, конечно же, касался вопросов образования.

– В нынешнем году 11-й класс заканчивают 1297 человек. Что Вы можете сказать об уровне  подготовки современного выпускника?

– Ученик 2011 года – это тот ученик, который уже 1 сентября понимал, что в конце учебного года ему предстоит очень серьёзное испытание, и планово к нему готовился. К 25 мая он уже попробовал свои силы – на уровне репетиционных ЕГЭ. Чем хороши эти «пробы»? Возможностью ощутить себя в ситуации экзамена, увидеть перед собой этот самый заветный лист, чтобы не дрожать, когда получишь его во второй раз, и определить, где есть сложности и проблемы, а где можно легко справиться.

– Но сейчас ситуация с ГИА, ЕГЭ немножечко успокоилась?

– Конечно, когда любое мероприятие проходит впервые, мы очень переживаем. На сегодняшний момент все прекрасно понимают, что тратить эмоции на то, чтобы обсуждать, быть или не быть ЕГЭ, – по крайней мере, неразумно. И думать следует о том, как правильно к этому подготовиться. Поэтому у нас в союзниках и учителя, и методисты, и сами дети, и, что немаловажно, родители. Ведь родители – это те, кто создаёт дома уют, тепло и спокойную атмосферу. Научить ребёнка не бояться, принимать верное решение, приходить домой и говорить, что у него всё получается, а если не получается, то ожидать поддержки, – я думаю, что это действительно забота и заслуга мам и пап. И за это им огромное спасибо.

– Я думаю, что это и задача педагогов – настроить на то, чтобы дети не волновались, не растрачивали свои эмоции на переживания…

– Конечно. В этом плане мы работаем и с психологической службой. В каждом районе города есть центры психолого-педагогического сопровождения. Работающие там специалисты уже давно ориентированы на образование, на то, чтобы помочь не только ученику, но и учителю. У них есть хорошие рекомендации, как вести себя правильно в ситуации перед экзаменом и на самом итоговом испытании. В течение года мы проводили для педагогов семинары, потому что ЕГЭ – стрессовая ситуация не только для ребёнка, но и для учителя, который страдает, переживает, а помочь не может.

– В определённый момент у нас был перекос в сторону высшего образования. Создавалось такое впечатление, что любой выпускник школы должен непременно пойти в вуз. С одной стороны это правильно, но с другой – ведь не все становятся руководителями, директорами… опять же, качество образования не всегда догоняло количество. И школьники были дезориентированы, не понимая, что потом делать с этим образованием. Получался некий пробел в среднем профессиональном образовании. Что сейчас происходит в Новокузнецке?

– Действительно, перекос такой был, и он наблюдался в умах не только детей, но и родителей, и руководителей. Точно так же, как переходить из третьего класса в четвёртый, было вполне естественно поступить после школы в вуз. Любой другой вариант считался неприличным. На сегодняшний день мы стараемся избавляться от этого. Как? Ну, во-первых, этому помогает ЕГЭ. И многие родители уже где-то к восьмому классу начинают задумываться: «А моему ребёнку это нужно? Или он может быть успешен и счастлив, приобретя совсем другую профессию?» Кстати, сейчас они очень востребованы на рынке труда, хорошо оплачиваемые. И на сегодняшний день найти хорошего специалиста – не инженера, а рабочего, – проблема. И они на вес золота.

Что делаем мы? Мы тесно взаимодействуем с учреждениями начального профессионального образования. В городе есть девять ресурсных центров предпрофильной подготовки и профильного обучения, работает координационный совет по предпрофильной подготовке и профильному обучению. В начале весны мы отчитывались о том, как идёт работа с учреждениями НПО и СПО. Мы их приглашаем к себе на мероприятия, приходим к ним на дни открытых дверей. У нас очень хорошо ведётся работа с лицеем №27 Орджоникидзевского района. Там ребята получают информацию о том, где можно учиться, потому что очень часто этого не знают ни дети, ни родители. Да, система информирования должна работать лучше, и это проблематично. Вузы в этом плане не дремлют, они очень хорошо с нами взаимодействуют. Но, думаю, что мы выстроим такую же систему и с НПО и СПО.

– Много говорилось о том, что изменилась запись в первый класс. Это действительно так?

– В связи с тем, что вводится электронное правительство, мы регистрируем в реестре муниципальные услуги. У системы образования – семь муниципальных услуг. Есть услуга по предоставлению информации о текущей или итоговой успеваемости, по зачислению в дошкольное образовательное учреждение и другие. Так мы предоставляем открытый доступ, полностью информируя о происходящих процессах. На сегодняшний день мы эти услуги прописали, оформили их на сайте. Сейчас регистратор этого сайта в области всё выверяет, и как только всё у нас будет хорошо, мы регистрируем их до конечной точки. Каковы условия приёма в общеобразовательное учреждение? Закон об образовании и положение об образовательном учреждении. Всё.

– А остаются ли сейчас при приёме в первый класс какие-то приоритеты, скажем, по поводу места проживания?

– Слова «приоритетный» вообще быть не должно. Если раньше у нас в уставах учебных учреждений было написано: «Приоритетным правом при поступлении в школу считается территориальная близость места проживания ребёнка» или даже то, что «Если старшие братья и сестры учатся в нашей школе, то вы в приоритете», то сейчас есть понятие «доступность». Доступность означает исключение формулировки «приоритетная позиция при поступлении».

Но есть такой момент, на который я хочу обратить внимание. У нас в городе есть нетиповые муниципальные общеобразовательные учреждения. В основном это лицеи и гимназии. Так вот, они вправе сделать нормативный документ, согласно которому они устанавливают правила приёма в образовательное учреждение. Но они могут прописать только одно требование, которое другие учреждения устанавливать не могут, – это тестирование, конкурсный отбор.

– Но, по крайней мере, наличие свободных мест определяет, что ребёнок может быть принят в любом случае, независимо от итогов тестирования. Не так ли?

– Однозначно. Там так везде и написано: «При наличии свободных мест не имеем права отказать».

– Но спустимся ещё на одну образовательную ступеньку ниже. В прошлом году достаточно остро стоял вопрос приёма детей в детские сады. Сейчас что-то изменилось, или ситуация по-прежнему тяжёлая?

– Ситуация тяжёлая, но она медленно-медленно изменяется. Хочу, чтобы меня поняли. Для 12 тысяч человек, которых нужно обеспечить местами в дошкольных учреждениях, учитывая, что детский сад на 240 мест, мы должны построить больше 200 садиков. Одно место во вновь построенном детском саду, по сути, стоит миллион. Представьте, 12 тысяч в очереди нужно умножить на миллион – это какая сумма должна быть? Ни один бюджет не потянет! Но что делается? В садике №179, например, 1 июня открывают ещё одну группу. Используются любые возможности. Если есть методические кабинеты – избавляемся. Музыкальный и спортивный залы – объединяем. Музейные комнаты или комнаты психологической разгрузки – тоже освобождаем. Мы ищем варианты, чтобы хотя бы ещё 20 детей пришли к нам в садик. Можно по-разному на это смотреть, но с точки зрения снятия напряжённости – это плюс. Двенадцать групп у нас стоят в очереди. Создана программа. Построили детский сад Листвягах, активно идёт строительство в квартале 45-46. Продолжается ремонт детского сада в Новобайдаевке, в котором откроется дополнительно шесть групп. Мы не стоим на месте, проблема решается.

Подготовила Виктория Константинова
Фото Марии Коряга

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter