RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 01.06.2011

Неограниченные возможности

Его «нормальная» жизнь оборвалась утром 23 мая 1975 года – три тысячи вольт, остался без двух рук и одной ноги, и впереди – другая жизнь, полная отчаянных попыток не просто выжить, но жить – полноценно, как все, и ещё – творить, рисовать. Пусть нет рук, но можно же иначе – крепко обхватив зубами кисточку. Сколько сил потребовалось на то, чтобы снова научиться делать то, что было таким привычным, знает только он сам – художник неограниченных возможностей и буквально нерукотворного таланта – Владимир Гришин.

– Ох, я и карандашей поел разных, паст, красок, но самая вкусная – масляная, – смеётся Владимир Алеексеевич. – А потом придумал удлинять кисть специальной палочкой – теперь «остаюсь голодным».

Масляная краска хоть и «вкусная», но пришлась не по душе Виктору – оттолкнула своим едким запахом, а нежная мягкая акварель – как раз то, что нужно. Множество коробочек с яркими цветами буквально рассыпано по рабочему столу художника.

Процесс работы не из лёгких: Владимир берёт кисть зубами, ловко обмакивает её в воду, затем в краску и уверенными движениями наносит мазки. Затем вновь – макает в воду, снова в краску.

– Сейчас уже так ловко получается. Помню, как начинал учиться, – часами, сжав зубами карандаш, старательно выводил буквы на листке. Но лучше и проще работать с графикой, потому, что в процессе я не зависим от других: не нужно менять часто воду, как при рисовании акварелью.

Сотни, а может, и тысячи штрихов – сначала карандашом, потом кисточкой и, наконец, чернилами – со стороны труд адский. Так создаётся графика. Она самая востребованная у художника – картины «убегают» буквально сразу, как был положен последний штрих. Ему нравятся корабли и лошадей. Бегущие по волнам красивые парусники, лёгкие фрегаты, большие корабли, которые он никогда не видел, – словно свободная душа художника, качаются на волнах бескрайнего моря.

– А лошадей любил с детства. В четыре года сам залез на неё – хотел покататься! А в десять уже и на покосы ездил, и телегой управлял. Лошадь – умнейшее животное, как ребёнок, не любит фальши.

Как нет места серости и унынию в его жизни, так же их нет и в его картинах, написанных акварелью, – всё здесь привычно и до боли знакомо: яркий радостный букет анютиных глазок; сочные, словно источающие аромат, свежие фрукты на столе деревенского дома; желтая листва берёз, стоящих у зеркального озера; нежная весенняя зелень пробуждающейся от зимнего сна Земли.

– Проблемы, как-то неспокойно, неуютно на душе – беру кисточку и краски, окунаюсь в другой мир – мне хорошо! Нарисую пейзаж, словно побывал там. Вот так и «гуляю».

Несмотря на всё случившееся, Владимир буквально озаряет своей удивительной любовью к жизни, неиссякаемым оптимизмом, энергией. А сколько юмора в его рассказах!

– В школе любил рисовать. Помню, поставят кружку или горшок какой – и рисуй! А меня хватало на десять минут: сделаю, и давай шкодничать – постоянно выгоняли из класса. А у деда утаскивал химические карандаши, он только по моему красиво разрисованному рту догадывался. Ох, и попадало же мне!

Преодолеть всё, не сломаться во многом помогли друзья.

– Всегда чувствовал их внимание и заботу. Что нравится – всегда относились ко мне, как к нормальному человеку, – таскали и на рыбалку, и в походы. Однажды друг сломал руку, потом говорит мне: «Вова, я тебя тысячу раз вспомнил!»

Владимир начинал рисовать для себя, но потом председатель местного клуба инвалидов отправила несколько его работ на районную экспозицию. А потом были выставки – персональные, областные, городские, знакомство с объединением свободных художников, благодарственные письма, награды, сертификаты, дипломы. Самая дорогая сердцу награда – гран-при областного фестиваля «Преодоление» – её художник получил в 2002 году из рук самого Амана Тулеева.

– Когда меня вызвали на сцену, весь зал аплодировал стоя, – вспоминает Владимир, – приятно, что ты нужен, и твоё творчество оценили!

Впереди – ещё много выставок, конкурсов и фестивалей, конечно же, достойных наград и заслуженное признание. И дело не только в удивительном нерукотворном таланте художника, но прежде всего в том особенном отношении к миру, когда, теряя что-то привычное, постигаешь какую-то новую правду жизни.

– Я обрел вторую жизнь, мне выпал шанс жить дальше. Главное – не пищать!

Инна Меняйлова
Фото автора

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter