RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 08.06.2011

Вера Победоносная

Марья-Искусница и Василиса Прекрасная, Екатерина II и герцогиня Йоркская, Снежная королева и фея Моргана, Марфа Кабанова и Ольга Прозорова из «Трёх сестёр»... Это всё она, Вероника Березнякова, актриса Новокузнецкого драматического театра. Около сотни ролей – сто характеров, историй, жизней – «примерила» на себя наша героиня за годы своего существования на сцене. Актриса мощного темперамента и глубокой самоотдачи, она и в жизни оказалась очень «переживательной» натурой. Заслуженная артистка РФ, имеет многочисленные театральные награды, в том числе удостоена медали «Дружба народов».

– Тут такая история вышла, – рассказывает нам Вероника Иосифовна. – В Москву отправили документы на присвоение мне звания народной артистки. Там посчитали, что документов недостаточно, нужно иметь очень много рецензий, желательно из других городов. Но где их взять, если мы практически никуда не выезжаем – ни в Москву, ни в Ленинград-Санкт-Петербург? И мне вручили «Дружбу народов». Единственная здесь радость – можно опять оформлять документы на «народную».

– В Хабаровском краевом училище искусств Вы получили профессию режиссёра. Как получилось так, что Вероника Березнякова стала блистать непосредственно на сцене?

– Там, куда я отправилась, на актёров не учили. А до Москвы я не имела возможности доехать. Поэтому пришлось поступать на режиссёрское отделение. Все экзамены сдала на пятёрки – это было в июне или июле, а тут в августе хабаровское театральное училище объявляет набор на актёрский факультет. Конечно же, я отправилась туда. Но директор заведения, куда меня уже зачислили, позвонил тому директору и сказал: я эту девочку не дам. И мне пришлось остаться, получать режиссёрскую специальность.

Окончила, стала работать во дворце культуры художественным руководителем и играть в народном театре. К столетию Ленина мы ставили «Виринею» Сейфуллиной, в которой я сыграла Виринею. И после премьеры буквально на следующее же утро была приглашена в Хабаровский театр драмы. Мне там сразу дали центральные роли, интересные, хорошие. Вот так началась моя артистическая карьера – наверное, это судьба.

– Актёрские премудрости уже в процессе работы приходилось познавать?

– Да, на своём личном опыте. Понимаете, нельзя быть актрисой, ничего не чувствуя, не пережив. Ты черпаешь силы изнутри... Я вот не понимаю девчонок, которые, например, позволяют себе курить. Актриса должна беречь свой организм, свой голос, она должна думать о своём здоровье. Какая энергетика будет, если человек болен? Вот зритель любит актёра за что?

– За подачу, яркость, силу выражения.

– Да! Именно! Энергетика должна быть. Она должна перехлёстывать рампу – хотя бы до второго ряда доходить.

– Маловато до второго-то.

– Ну хотя бы (смеётся). Очень хорошо, если эмоциональный посыл идёт дальше.

– Режиссёрское начало не исчезло, оно себя как-то проявляет?

– Несомненно. Не то чтобы проявляется. Та хватка, которая была когда-то, – она помогает актёру делать роли. Я всегда все роли делаю себе сама, но – при помощи режиссёра. Если приходит интересный, талантливый – то роль получается.

– А советуете что-то режиссёрам в процессе репетиций?

– Если советую, то очень деликатно и мягко. Хотя бывали такие случаи, когда я говорила режиссёру: вот я покажу так, так, так и так. А вы выбирайте. И в этом отношении режиссёры меня любили всегда и хотели работать со мной. Со мной не было никаких проблем.

– «Волки и овцы», недавняя премьера, – заявлен как Ваш бенефис. Расскажите, как даётся Вам роль.

– Тяжело даётся. Мне приходилось буквально выбивать каждую свою фразу. Я прихожу на репетицию и говорю – эта фраза мне так нужна! Вырежьте там, там, но вот одно это слово мне оставьте. И режиссёр потом приходит к убеждению, что всё-таки я права. Да, я согласна, что надо делать сокращения. Но есть моменты, без которых не появляется определённой цепочки, получается разрыв, не оказывается ключевых вещей. Если убрать такую фразу – зритель не поймёт, почему всё на сцене происходит. А когда зритель не понимает что-то, он нервничает, ему не нравится. Ведь это очень важно: что я говорю, как я действую, куда я иду, почему я так поступаю. А зритель для меня – это бог, министр и всё остальное. Он главный.

– У Вас есть любимые роли? И как Вы вообще относитесь к этому словосочетанию? Для некоторых актёров все роли – как дети, другие, наоборот, стараются забыть о неудачах...

– Нет, роли не могут быть все любимые. Я вот убедилась на собственном опыте, что когда что-то сильно хочу сыграть, а не получается – значит, так надо. Не допускают меня высшие силы до этой роли. Так получилось с Бернардой Альбой, которую мне предложили в качестве бенефисной ещё в прошлом году. Я отказалась от участия, потому что не сошлись во мнениях с режиссёром. У Гарсиа Лорки не может быть девочек с таким вульгарным поведением, какое выстраивали нашим актрисам. И я несостоявшуюся Альбу расценила не как свою неудачу – нет. Так должно было случиться. Я уже играла в «Доме Бернарды Альбы», исполняла роль Мартирио – спектакль ставили на этой же сцене, мы играли его пять лет и выезжали на гастроли при полном аншлаге.

– А есть роли, в которых Вы чувствуете себя наиболее органично? Какие Вам лично близки характеры, типажи?

– Просто как рыба в воде я чувствовала себя, когда играла Виринею. Очень любила свою роль из «Семейного счастья» Бальзака. Тот спектакль ставил режиссёр из Риги, костюмы тоже шили в Риге. И когда мы приехали в столицу Латвии с этой постановкой, то критики и зрители говорили: а у вас спектакль интереснее, чем у нас. Я много сыграла ролей. Два бенефиса было: один с Лией Ахеджаковой – она сюда приезжала, и мы вдвоём играли дуэтный спектакль «Шерочка с Машерочкой». Второй – это была «Гроза», я исполняла Марфу Кабанову... Вот самое интересное – там, где я играла большие, значительные роли, я чувствовала себя хорошо. Мне действительно «идут» персонажи, которым присущи власть, сила, характер. Хотя в молодости я могла быть очень разной – что давали, то и играла. Сейчас и годы не те, сейчас я вообще считаю – одну роль в пятилетку можно, и с меня довольно.

– Вероника Иосифовна, Ваши родители Вам дали при рождении имя Вера. Расскажите, как Вы стали Вероникой?

– Так меня назвали в хабаровском театре. Когда я пришла туда, все сотрудники, коллеги – все до единого почему-то стали звать меня Вероникой. И как-то сначала непривычно было, а потом мне понравилось. Они говорят – Вероника тебе больше подходит. Ты, как победа (Вероника в переводе с греческого означает «победоносная» – ред.), – идёшь, шагаешь, как по сцене, так и по жизни.

Анастасия Лешкевич
Фото из личного архива Вероники Березняковой

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter