RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 28.06.2010

Эврика по-афанасьевски

Заведующий кафедрой физики металлов и новых материалов Сибирского государственного индустриального университета Владимир Афанасьев – единственный в области металлург, удостоенный звания «Заслуженный изобретатель России». Мы встретились с почётным профессором Кузбасса по случаю Дня изобретателя, чтобы узнать, как складывалась жизнь учёного.

Кабинет Владимира Константиновича с первого взгляда напоминает сокровищницу: повсюду виднеются какие-то слитки, свёртки, различные пробные изделия из металлов, монографии, схемы, энциклопедии и учебники. На стене за рабочим столом – периодическая система элементов. Нет, не Менделеева, а собственно профессора Афанасьева. Эту таблицу он создал 37 лет назад и с тех пор руководствуется только ею.

– Весь мир состоит из трёх основных элементов: водорода и его разновидностей – кислорода и азота, – поясняет Владимир Константинович. – Все остальные являются лишь их носителями. Каждому элементу, будь то, к примеру, кремний или железо, соответствует собственная уникальная комбинация этих «трёх китов». Вариантов таких соотношений может быть множество, и я уверен, что в будущем нас ждёт ещё немало открытий.

Пока открытия в области химии ещё только назревают, в металлургии такой подход к систематизации уже давно приносит его автору полезные плоды. Например, помог он и в разработке технологии получения белого чугуна, которую учёный запатентовал около десяти лет назад. Идея рационализировать применение в металлургии чёрного чугуна, в силу своей малой прочности практически ни к чему не пригодному, зрела давно. По сути стальной передел, которому подвергается этот материал, по общепринятому мнению химиков, – процесс несовершенный. Выработать чугун, насыщая большим количеством углерода чистые окислы железа, чтобы потом выжечь весь этот углерод в плавильных печах и вновь обогатить полученную сталь всевозможными элементами, – рационально ли это? Однако иначе нельзя, чугун в чистом виде невозможно прокатать, получить из него какое-либо изделие. Виной тому – особая структура сплава. В ней есть выделения, которые с давних времён принято называть графитом. Именно они делают чугун хрупким. «Соль» изобретения Афанасьева и заключается в том, чтобы удалить этот графит. Тогда структура изменится – вместо чёрного появится белый излом. Прочность такого чугуна в разы превышает прочность доменного, а потому и применяться он может без дополнительных обработок.

– О необходимости устранить стальной передел мы заговорили с Борисом Александровичем Кустовым, на тот момент генеральным директором Западно-Сибирского металлургического комбината, ещё при первой нашей встрече, – говорит Афанасьев. – Чугун должен пойти в мир в первозданном виде, начиная с домны. Ему достаточно нашей обработки, чтобы сразу стать пригодным для заливки каких бы то ни было изделий. По эффективности и значимости эта технология намного превышает технологию непрерывной разливки стали. К тому же она, в отличие от процесса стального передела, не требует колоссальных затрат.

Оценить достоинства обработки можно на примере электродов для наплавки, в настоящее время запущенных в производство. Сегодня весь мир использует подобные изделия из высоколегированных чугунов, в которых десятки процентов различных добавок. Цена их – порядка 300 тысяч рублей за тонну. Электроды же Афанасьева не легированы и стоят лишь 45 тысяч! К тому же износостойкость наплавленных ими изделий в разы превышает возможности аналогов.

Сегодня у Владимира Константиновича, стаж работы которого скоро достигнет полувековой отметки, больше сотни изобретений и патентов. А ведь могло случиться и так, что Афанасьев никогда бы не стал учёным-изобретателем. Хотя, может, и стал, но только не в области металлургии, а... в сельском хозяйстве. После школы Владимир, проникнувшись идеями Никиты Хрущёва о необходимости поднимать аграрный сектор страны, решил поехать в Барнаул – поступать на механизатора. Парень мечтал о том, что будет трудиться день и ночь, станет директором машинно-тракторной станции и в 30 лет получит звезду Героя Соцтруда. Но не случилось. Афанасьев в итоге передумал и остался в Кузнецке. Поработал немного помощником дежурного мартеновской подстанции на КМК, а затем поступил в СМИ. Но и после этого Владимир мог пойти совсем по другой дороге. Закончив в 1962 году институт, он хотел вернуться на родину в Украину. Там в Николаеве Владимира ждало неплохое место на заводе авиационных двигателей. Однако распределение на работу было строгим. Тогда Владимир разузнал, где хуже всего обстоят дела с жильём (на тот момент у него уже была семья и маленькая дочь), чтобы получить официальный отказ и беспрепятственно уехать, куда пожелает. Выбор пал на красноярский комбайновый завод. Но не тут-то было. Свела Афанасьева судьба с бывшим первым секретарём Новосибирского обкома партии Борисом Кобелевым, которого Хрущёв «разжаловал» в директора завода. А убеждать Борис умел. Бывает, обнимет начинающего специалиста за плечи и скажет: «Володя, ты посмотри, что вокруг творится! А поднимать-то это молодым надо…» И как-то трудно уже не согласиться, и порыв уехать проходит. А тут ещё на глаза объявление в цехе попалось, что красноярский институт цветных металлов объявляет приём в аспирантуру. Что это за чудо такое, Афанасьев даже не знал, но решил попробовать – авось, он не подойдёт, документы вернут, и дорога в Николаев открыта. Но неожиданно Владимира Константиновича затянула наука. Так и остался он в итоге в Красноярске.

Становление Афанасьева как учёного прошло на ракетном заводе. Естественно, первое своё изобретение он разработал именно там. Был это особый способ дегазации металлов и сплавов. Над этой задачей Владимир Константинович корпел очень долго, однако пазл решения никак не складывался воедино. И тут помог случай. Афанасьеву в качестве сувенира принесли незамысловатую металлическую деталь – результат неудачного эксперимента по жидкой штамповке изделий. Не мудрствуя лукаво, он пристроил её в качестве… пепельницы. Форма её об этом так и просила. Но недолго она бесславно простояла на столе у учёного. Однажды ночью совсем по-ньютоновски снизошло на Афанасьева озарение. Взглянул он на свою «пепельницу», сделал мысленный чертёж и увидел то, чего не хватало ему для решения непростой задачки.

Большинство разработок учёного связано с Министерством оборонной промышленности. Там он трудился долгие годы, вплоть до перестройки. Но и сейчас Афанасьев продолжает думать о «высоком». В настоящее время, например, он занят заказом Роскосмоса – создаёт сплавы с нужным для приборной техники расширением.

Накануне профессионального праздника Афанасьева одолевали философские мысли:

– Российская металлургия сейчас находится в провальном положении, а ведь она определяет жизнь на Земле, – говорит Владимир Константинович. – Тот же чугун – это основа цивилизации, так как из него получается сталь. В то время как весь мир старается развиваться, мы топчемся на месте, хотя изобретения в стране есть, и они способны решить многие проблемы! Но «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается» – это как раз про нашу индустрию. Инертность мышления часто мешает двигаться вперёд. С внедрением новых разработок, в том числе и моих, очень медлят. Но то, что за ними будущее, – несомненно.

Анастасия ЛЫКОВА, газета "Новокузнецк"

Фото Марии Коряга

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter