RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 14.07.2010

Со знанием дела

Больничная лаборатория не имеет «своих» пациентов, и вместе с тем каждый пациент – её. Вы замечали, что клинические лаборатории всегда тихи и беззвучны, будто замерли в ожидании каких-то главных событий? Лёгкое сверкание предметного стекла, один поворот окуляра микроскопа – и что-то произойдёт… Непременно случается в этих стенах врачебное чудо, – появляются результаты невидимого, но ощутимого выздоровления, зафиксированные «in vitro». Наша свобода от болезни. Наше возвращение в жизнь.

Не знаю почему, но сюда хочется войти на цыпочках. Вглядеться в лица сосредоточенных лаборанток, чьи ясные глаза (в шутку лаборанты говорят: глаз – это наш алмаз!) видят что-то важное под микроскопом, удивиться тонкому чувствительному анализатору, его совершенству и лаконизму. Каким хрупким видится лабораторное оборудование и каким тяжёлым – собственное тело: кажется, заденешь что-то неловким локтем, и в нескольких десятках палат огромной больницы №29 назавтра замедлится лечебный процесс! Опасения, конечно, виртуальные, таинственных дверей я не открывала и не прикасалась к никелю тонких приборов. Мы размышляли о лабораторной работе вместе с заведующей Людмилой Ивановной Быченко в тиши её аскетического кабинета, в самом, как показалось вначале, тихом уголке клинической лаборатории Городской клинической больницы №29.

Более 20 лет Людмила Ивановна заведует этим важным структурным подразделением лабораторной службы, от которого зависит не только лечебный процесс клиники, но зачастую – судьбы человеческие.

Медицина – дело ответственное, рассуждаем мы в тиши кабинета, медицина – это судьба, киваем мы обе в унисон. Сначала казалось, что такое согласие и сопереживание – всего лишь совпадение, продиктованное вежливостью.

Однако в процессе беседы, когда глубина характера моей героини раскрывалась, как бутон диковинного цветка, я понимала: истоки нашего согласия – в профессионализме, от которого в иных сферах уже отвыкли. Профессионал высокой пробы, как золотой слиток, – явление не такое уж частое. Впрочем, в медицине как раз «золотые слитки» сохранились. В эту профессию идут по призванию. По-другому в этой сфере не получается, и слава богу!

Людмиле Ивановне судьба с детства протоптала дорожку к порогу биологического факультета Иркутского университета. Семья, живущая в этом старинном сибирском городе, имела непосредственное отношение к медицине – мама и бабушка служили в здравоохранении. Все разговоры за вечерним чаем – о пациентах, клинике, волшебниках-врачах. Даже в зимних сугробах Людмиле виделись белые докторские одежды.…

После окончания вуза молодой специалист начала работать в Новокузнецке. Казалось, что вот-вот она вернётся в родной Иркутск, к порогу дома. Но работа оставалась главной - и вот уже 35 лет пролетело в 29-й больнице. На её глазах выросли и стали видными специалистами бывшие девчонки, пришедшие в лабораторию. Настоящий профессионал многодетен. Хороший специалист – наставник и педагог, он растит себе смену постепенно. День за днём. Много лет подряд. Таких руководителей тепло называют мамами.

Пожалуй, преувеличения здесь нет. Работая в профкоме, Людмила Ивановна решала многие «частные» проблемы своих подопечных – устраивала в детские сады, отправляла ребятишек в лагерь. Даже когда покинула профсоюзное «кресло», Людмила Быченко продолжала «устраивать» и «выбивать».

Хозяйство нелёгкое. Коллектив большой. Восемь врачей, тридцать восемь специалистов среднего звена и десять – младшего. Как в большой и очень неспокойной семье. Хотя аналогия моя может страдать некорректностью – как всякое сравнение, она отражает только одну сторону жизни. А жизнь так многогранна...

– Вот кажется, – продолжает наш разговор Людмила Ивановна, – что человеку хорошо там, где ему больше платят… Но была в штате лаборатории очень хорошая работница, всё говорила, что уйдет, так как «мало платят». Что ж, случилось ей поменять место работы. Ушла, а через время вернулась. Говорит, не могу работать, там днями сидишь. А здесь, в родной лаборатории, жизнь кипит. Работы много, не заскучаешь. Не всё, значит, деньги решают. Далеко не всё.

Иногда именно эта повседневная рутина, словно невидимый ювелир, вытачивает из обычного человека драгоценного специалиста, который до поры до времени цену себе не знает.

Рассказывая о коллективе, о людях, которые её окружают и с которыми каждый день она ведет скрупулёзную работу, Людмила Ивановна не называет имён. Сначала меня это удивляло, потом я поняла: человек боится кого-то обделить вниманием и добрым словом, выделяя одних и не говоря о других. Тонкая, интеллигентная, аристократическая натура Людмилы Быченко противится даже намёку на несправедливость, опасаясь обидеть, не оценить, не сказать. Психологи говорят, такие чувства свойственны сильным натурам. Во время беседы я ловила себя на мысли о некой схожести Людмилы Ивановны с английскими коронованными женщинами – с их простотой и ясностью поведения, умом и логикой, тонкостью восприятия жизни и безукоризненным воспитанием…

Да, работа ей досталась нелёгкая, хотя бы потому, что лабораторная диагностика развивается семимильными шагами: надо узнать это новое, изучить его и сделать по возможности своим опытом. За последние два года клиническая лаборатория получила новое современное оборудование, которое потребовало изучения и освоения: гематологический анализатор на 18 параметров, позволяющий за ультракороткое время провести скриннинговое исследование крови, скоростной мочевой анализатор на 10 параметров, японский гемоглобинометр и другие технические новинки. Всё это охотно познает и изучает не только молодёжь лаборатории, но и старшие специалисты, кому Людмила Ивановна поручает уже более ответственную работу.

Случалось, Людмила Ивановна не отдыхала в отпуске, ещё не было возможности поручить работу кому-то рядом. Да, тогда на старшего лаборанта могла претендовать только одна кандидатура, теперь – несколько. Быченко радуется: есть, кому потом передать и бразды правления, и дело в целом.

Для профессионала это очень важно. Хотя работа такая, что не до сентиментальности. Нужны выучка, точность, режим. Чтобы неожиданностей было как можно меньше, в своё время Людмила Ивановна организовала контроль качества за выполняемыми в лаборатории исследованиями. Через несколько лет такой процесс приказом министра был вменён официальным порядком. Коллектив предугадал будущее, шёл, как выяснилось, на шаг впереди. Потому что здесь не стеснялись выяснить ошибки, исправить их и поучиться на примере. Сначала Москва отслеживала три – четыре показателя, теперь их 30. Время бежит и требует от нас такого же бега. К лицензированию у лабораторного коллектива уже есть определённая программа, которую и предоставляет лаборатория как главный документ по работе «над ошибками». Раз в квартал производственные совещания посвящаются вопросам качества исследований. Таково оно, лабораторное «творчество».

Но Людмила Быченко уверена, если есть совесть и ответственность – два бога в душе – можно быть спокойным и за работу и за результаты.

Татьяна НЕГОДА, газета "Новокузнецк"

Фото автора

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter