RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 10.08.2011

Между небом и землёй

Туристическая акция для инвалидов «Сибирская робинзонада» дала толчок к созданию различных проектов. Это и КВН, и прыжки с тарзанки и сплав. В последнем, под знаковым названием «Шаги по воде» мне выпал шанс принять участие этим летом. В сплав по Кондоме собрались представители разных городов Сибири: Томска, Междуреченска, Осинников… Всего 22 человека, большая часть которых имела разную степень физических ограничений. «Шагисты», так сокращённо называли себя участники путешествия, прошли за восемь дней расстояние около 200 километров. Проект был реализован Новокузнецким городским обществом инвалидов совместно с Центральной городской библиотекой имени Гоголя при поддержке администрации Центрального района.

До посёлка Кондома, отправной точки путешествия, группа добиралась на автобусах. Выгрузила на берег реки гору яркого снаряжения, и принялась за дело. Со стороны сплавщики напоминали кишащий муравейник. Одни надували катамараны, и те под дружные вздохи насосов быстро расправляли бока, другие устанавливали палубы. Местная жительница лавировала между мешками и колясками с угощеньем – банками парного молока. Во второй половине дня шесть кораблей были готовы к отплытию. Настроение у всех приподнятое – река зовёт, душа просит приключений!

«Греби-табань (тормози)!» – ключевая фраза сплава. Искусству управления плавсредством обучались все желающие, кроме автора этих строк. С фотоаппаратом и блокнотом, я попала в легкотрудницы на кат двух «китов»: работника МЧС Петра Бурьянова и врача Дмитрия Белоусова. И хоть не гребла, это не освободило от вечерней экзекуции: посвящению в «шагисты». Все новички (нас было пятеро) под общий хохот робинзонов были отшлёпаны веслом и в утешение получили по паре рыбок. Для полноценного сплава теперь не хватало малости – дать имена кораблям. Весь последующий день, перегоняя друг друга на катах, мы выкрикивали варианты названий. Больше всех их оказалось в команде Лёши Макулова: «Катамикадзе», «Беда», «Кузьмичи»… Наконец, ребята остановились на «Петровиче». Команда Максима Маликова превратилась в «Максималистов». Мы, недолго думая, нарекли свою посудину «Чебаки»…

В полдень остановились у ручья пополнить запасы питьевой воды. Стоянка преподнесла сюрприз: на тропе чётко выделялись следы большого зверя. Охотник Пётр Бурьянов утверждал, что до нас приходил напиться хозяин тайги. Все рассказанные за день анекдоты на медвежью тему сразу позабылись. И возник серьёзный вопрос: а как себя вести, если столкнёшься с косолапым нос к носу?

– Оборачиваться к нему спиной и бежать нельзя, – предупреждал охотник, – сразу труп…

– Нужно его напугать, – отшучивался наш добрый доктор, – встать на возвышение, угрожающе поднять руки вверх и зарычать страшным голосом. Вроде, ты сильный и не боишься.

– Может, обратиться ласково: «Мишенька, лапушка!» – предложила женский вариант я.

 – Точно съест, – рассмеялись мужчины, – если раньше не обхохочется.

Встретится даже со смеющимся медведем, желания не было, и, быстро наполнив канистры родниковой водой, мы отправились в путь.

Самый тяжёлый день, думаю, его пережил каждый. Это когда проклинаешь себя за то, что согласился отправиться в сплав, чётко понимая, что отсюда, как с подводной лодки, не денешься. И нужно собирать себя в кучу. Скорее всего, для многих сплавщиков таким был день второй. От немилосердно палящего солнца не спасали ни одежда, ни кремы. И к вечеру водоплавающий народ превратился в племя краснокожих.

– Лей, лей воду, – просила меня Кира Тельминова, – ещё-ещё! Лицо, оно ведь бо-о-ольшо-о-ое…

Вечером лежали с ней в палатке. Прямо на нас смотрела тёмно-зелёная глыба – гора. Говорили об инвалидности, с точки зрения здоровых, с точки зрения больных. Девушка неожиданно провела параллель с окружающей природой:

– Вон гора на нас смотрит,– обратила она моё внимание. – На ней все деревья разные: и ровные, и кривые, и ломанные. А все вместе они создают живописную, гармоничную картину. Природа учит нас, как должно быть в обществе. Важно это увидеть и понять.

Провоцирую собеседницу вопросом: зачем девчонке с заболеванием ДЦП браться за весло?

– Я гребу и чувствую, что от моих усилий движется лодка, – рассказывает Кира. – Радость мышечная перерождается в радость душевную. В такие минуты думаешь, какая, на фиг, инвалидность?! А ведь мы за этим состоянием души и едем сюда, едем – за счастьем! Зефировна (Ольга Зефировна Быкова, руководитель Новокузнецкой городской организации инвалидов –прим. автора) создала нам пространство для роста, развития…

Ура! Мы заработали днёвку, отмахав по подсчётам капитанов что-то около 40 км. Ближайший живописный мыс, определён под стоянку. Причалили. Часть гребцов блаженно растянулись на камнях: «Суша!» Остальные ловко перенесли на берег не ходячих туристов, быстро соорудили санитарную зону (яма-стульчак-ширма), поставили палатки. В очередной раз поразилась слаженности действий команды. Не прошло и получаса, как на Кондоме вырос палаточный городок. Запах из закипевшего на костре котелка предвещал скорый ужин.

-Что за населённый пункт появился, – спрашивали проплывающие мимо нас на лодках рыбаки, – на карте вас нет?

– Инвалиды с проектом «Шаги по воде», – отвечала руководитель Центра культурных программ библиотеки Гоголя Юля Романова.

– А как до Кондомы добрались? – доносился недоумённый голос с реки.

– С вертолёта на парашютах забрасывали, – вдохновенно фантазировала затейница.

Честно говоря, не удивлюсь, если следующий проект робинзонов будет небесный. Во всяком случае, Саша Чернаков такое желание заказал гигантской щуке, пойманной на закате дня нашим славным сотрудником МЧС. Речное чудище, килограммов на десять, попалось на блесну, и рвалось на волю так, что, казалось, под ним вода кипит. Рыбина то пыталась уйти в глубину, натягивая леску звенящей струной, то устрашающе расправив плавники-паруса, совершала гигантские прыжки в воздухе… Стоило пойти в сплав только за тем, чтобы увидеть эту борьбу человека и рыбы! В финале схватки на Кондомском берегу развернулась фотосессия. Ох, и непросто было удержать в руках скользкую, тяжёлую щучищу. А ночью все собрались у костра на наваристую, жирную уху. Хотите – верьте, хотите – нет, но в наш семейный котелок на двадцать душ влезла только рыба, от других составляющих блюда пришлось отказаться. А утром на кат я прихватила с собой сувенир: огромные щучьи зубы.

Вёсла вверх – ЧП. Все каты остановились. У «Максималистов» авария: напоролись на острый камень, и обшивка катамарана лопнула. Наш «Чебак» и «Шведы», прозванные так за окраску, созвучную флагу государства, оказались ближе всех к потерпевшим. Собрались вместе и помогаем заштопать огромную дыру. Ответственность за поломку сплавщики любовно перекинули на одного из руководителей, Сергея Батунова. Якобы, на предыдущей стоянке он кат передул. Этот глагол мигом превратился в имя собственное, и до конца путешествия героя звали Передулом. На водной глади имя было созвучно Посейдону. Морской бог был призван на сплав для поддержания дисциплины: следил, чтобы все были в спасжилетах, купаться разрешал только на стоянках. Правда, желающих поплавать нашлось мало, уж больно вода в речке холодная. Во время одной из остановок хрупкая Вероника Беляева решилась войти в воду. На ней непотопляемый жилет, рядом – друзья. Колебалась, но под общее одобрение, наконец, окунулась и… рассмеялась...

– Телом не владею, плавать не умею, – после делилась впечатлениями Вероника,– а зависть гложет. Наконец, сбылась моя мечта!

Наше путешествие по красавице Кондоме близилось к концу. Решительно не хотелось возвращаться, но течение неминуемо несло нас к конечной точке путешествия, Мундыбашскому мосту. Река возвращала нас умытыми дождями, подсушенными солнцем, обветренными, загорелыми и счастливыми. День выдался превосходный. По речной ряби прыгали солнечные зайчики. Стоило прищурить глаза, и они превращались в серебряные нити, соединяющие водную стихию с небесной. И сквозь это мерцающее полотно величаво проплывал караван из разноцветных катамаранов. От увиденной картины не хотелось ни петь, ни разговаривать. Лишь тихо замереть на своём «Чебаке» и впитывать, впитывать… И мысленно благодарить судьбу за предоставленную возможность раствориться в пространстве, именуемом «шагистами» пространством роста.

Марина Герман
фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter