RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 30.08.2010

Иван Недорезов: «Не притворяться, а трудиться на совесть»

На днях Иван Александрович Недорезов отметил свой 95-й день рождения. Несмотря на столь солидный возраст, юбиляр свеж, полон сил и может похвастаться памятью, которой позавидует и двадцатилетний. Накануне ещё одного праздника – Дня шахтёра – Иван Александрович вспоминал о своей трудовой жизни, насчитывающей более 30 лет сложной, подчас опасной, но интересной работы.

Шахтёрский путь Недорезова начался с того, что в 1933 году местом своей учёбы парень избрал горно-промышленное училище – поступил в группу забойщиков. Отучившись, молодой специалист устроился на шахту «Зиминка». Его сразу отправили на первый участок – форсирование основного штрека. Трудиться приходилось в сложнейших условиях. Забой был мокрым, вспоминает юбиляр, и сверху постоянно капала вода, затекая за шиворот и в рукава… В то время при шахте ещё не было мойки, и в мокрой, грязной одежде приходилось пешком возвращаться домой, а до родного села Ивана Александровича было три километра… Зимой за это время спецовка успевала превратиться в лёд, так что раздеться сразу было невозможно. Вскоре такие «закаливания» дали о себе знать – забойщик серьёзно заболел и больше месяца пролежал в больнице.

Вновь вернувшись в строй, Недорезов решил сменить специальность – обучился на взрывника и в этой должности проработал три года. За эффективные бурно-взрывные работы его наградили дипломом «Мастер угля» и прибавкой к зарплате в 25 рублей.

В 1938 году Ивану Александровичу предложили должность горного мастера, но проработал он в ней недолго – перешёл на шахту «Манеиха» в качестве проходчика основного забоя. Он попал в бригаду Николая Ивановича Смокотнина, который впоследствии был награждён тремя орденами Ленина, – у такого специалиста было чему поучиться. Но вновь работа была недолгой – Недорезову, в семье которого к тому времени родился первый ребёнок, предложили перейти в мелкую нарезку: форсировать подготовительное поле для очистных работ. За этим делом и застала его начавшаяся в 1941 году Великая Отечественная война.

Недорезов рвался на фронт. Обучился парашютному делу, ждал скорой повестки, но тут от шахты подоспела «бронь». Подвиги пришлось совершать не на полях сражений, а под землёй. Шахтёрам предложили аккордную работу – проходку вентиляционной печи на поверхность.

– С моим напарником Ручкиным мы делили сутки по 12 часов, бурили скважины диаметром 60 миллиметров, – рассказывает о военном времени Недорезов. – Ручкин был здоровый парень, комплекции штангиста, и за смену успевал три раза пробурить и опалить забой, а мне удавалось сделать это четырежды. Взрывник, работающий со мной, даже сетовал порой: «Тебе, что ли, больше всех надо?»

Труд Ивана Александровича был замечен – об успешной деятельности нарезчика написали в газете «Шахтёрская правда».

В 1946 году темпы работы Недорезову пришлось снизить – у него случился инфаркт. Шахтёру дали инвалидность и перевели на лесосклад десятником. Но здоровье только ухудшалось, и врачи порекомендовали Ивану Александровичу переехать в сельскую местность. Так он попал в Терентьевское, где, на счастье горняка, оказалось предприятие поисковых работ угольной промышленности. Недорезов поступил в угольноразведочную партию проходчиком, а 1948 году стал горным мастером.

К тому времени Иван Васильевич уже шесть раз становился отцом, причём дважды в семье рождалась двойня. Однако родительская судьба оказалась незавидной – трое детей умерли ещё в младенчестве. Но остальные с лихвой получали отцовскую любовь и внимание.

– Я очень гордилась тем, что у меня папа был горняком, – вспоминает дочь Александра Ивановича Людмила. – Шахтёр – это, казалось, что-то сверхъестественное. Мы всегда его ждали с работы, а он привозил нам какие-нибудь гостинцы. Как в детстве вижу: вот он на коне, молодой, возвращается домой. Всегда стройный, подтянутый. Очень сильный был, занимался физкультурой. Помню, проснусь, а он гимнастику делает, обтирается. Никогда не выпивал. Мама, Анна Яковлевна, с ним горя не знала. Думаю, она была счастливой. Хотя шахтёрский труд очень опасен, но я никогда даже не думала, что отец может погибнуть или с ним что-то случится. Помню, он как-то брал нас с братиком в забой, уже не работающий. Я иду, по сторонам смотрю – страшно! Вокруг вода капает… Но знаю, отец рядом – значит, бояться нечего!

В 1957 году предприятие Недорезова ликвидировали, и Ивану Александровичу предложили должность горного мастера в совхозе «Черкасовский». Там он проработал 12 лет, пока не пошёл на пенсию.

– Работа мне всегда нравилась, хотя бывало и нелегко, – рассуждает Иван Александрович, сидя за праздничным столом. Скоро к юбиляру придут гости, соберутся родственники и друзья, а пока он делится рецептом долгой и успешной трудовой деятельности. – Работать нужно и за себя, и за того парня. Не притворяться, а трудиться на совесть.

Анастасия Лыкова, газета "Новокузнецк"

Фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter