RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 24.08.2011

По пути в столицу

Борис Дронзиков и Мария Макеева – студенты факультета музыкального театра РАТИ-ГИТИС (Российской академии театрального искусства – Государственного института театрального искусства), считающегося крупнейшим театральным вузом в Европе. Однако они хорошо знакомы новокузнецким меломанам. В недалёком прошлом ребята являлись воспитанниками новокузнецкого муниципального молодёжного хора «Надежда». Теперь каждый год будущие знаменитые артисты стараются порадовать ценителей вокального искусства своей малой родины. Вот и сегодня в драматическом театре (в 18.30) состоится их совместный концерт – в исполнении московских гостей будут звучать арии и дуэты из опер, оперетт, духовная музыка, произведения эпохи барокко, популярные композиции, романсы. А мы побывали на репетиции и расспросили наших героев, как начиналась их карьера, как живётся нынешнему студенту в Москве, и ещё – узнали некоторые особенности российского телевидения.

– Борис, и театром, и музыкой ты начинал заниматься в Новокузнецке...

– Да, в 2002 году я поступил в театр-студию «Юность» при нашем драмтеатре. Сыграл во многих спектаклях: «Ромео и Джульетта», «Золотой ключик», «Бюро добрых услуг «Сверчок», или Неугомонная вдова», «Блаженный, или Бомж с паспортом», «Жужа из Будапешта», «Проснись и пой»... Пробыл в «Юности» до 2006 года. Она многое мне дала: опыт работы с людьми, актёрами, режиссёрами... Там же я познакомился с руководителем хора «Надежда» Ниной Курихиной – она преподавала у нас вокал, потом позвала к себе в хор.

– Театральный опыт, который ты получил в Новокузнецке, применим в Москве?

– Где-то применим, где-то нет. По крайней мере, работа в театре дисциплинирует. Азы, несомненно, я почерпнул в нашем театре. А до чего-то и сам дошёл, глядя на других людей. Ну, а школа, методы... Во многом, конечно, нам сейчас по-другому преподают. И сейчас я могу снова что-то понимать, а что-то нет... Учусь.

– Маша, а как у тебя получилось с театрально-музыкальным определением?

– Однажды я пришла в хор «Надежда», хотела попробовать себя на этом поприще. Это была воскресная долгая пятичасовая репетиция. Стоял огромный хор, человек шестьдесят... И я осознала, что походить и бросить этот хор, как было у меня с танцами, нельзя. Я осталась. Занималась здесь сольфеджио, фортепиано. Потом вокалом. О театре – вещи, которая сочетает в себе и движение, и пластику, и звук, и эмоции, – тогда понятия не имела. В академии поначалу даже было странным выдавать эмоции, которые я не ощущала в себе. Хотя когда «пришла» музыка, когда я стала её лучше понимать, слова стала пробуждаться во мне.

– И какого же больше теперь в каждом из вас начала – вокального или театрального?

Мария: – У меня – точно вокального. Но через вокал пробивается театр – пластика рождается через музыку. Я такой актёр, чувствующий в музыке, но не чувствующий иногда, бывает, драму. Музыка меня больше провоцирует на эмоции, у меня это получается. И у меня не возникает вопросов, что делать, когда звучит музыка.

Борис: – А у меня, скорее всего, театр стоит на первом месте. Но музыка меня всегда влекла. Это была очень хорошая составляющая театра, которая многое может дать. Не случайно же когда-то появился музыкальный театр как отдельный вид искусства. И опера, оперетта, мюзикл – всё это очень интересные самостоятельные жанры. И достойные хорошего исполнения – поэтому вокальную часть в себе я стараюсь развивать.

– Как вы считаете, вашу будущую профессию можно считать узкоспециальной, или всё-таки она даёт более широкие возможности?

Мария: – Очень хорошие возможности она даёт. Выпускники нашего факультета могут работать где угодно: в фильмах, сериалах, на телевидении, даже новости вести. Умение разговаривать, быть в кадре, работать с публикой – все это нам даёт ГИТИС, развивает нас как творческую личность. А ведь в любой работе без творчества нельзя – даже на кухне без него не обойдёшься.

– А уже пытались пробовать свои силы в медийном пространстве?

Борис: – Однажды исполнил роль в сериале «След». Два раза были съёмки в передаче «Федеральный судья»: сначала свидетеля сыграл, а потом я был уже обвиняемым.

– То есть эта программа – всё-таки постановка чистой воды?

Борис: – Нет, конечно, они берут реальные дела, но меняют имена, географию. А судья, адвокат, прокурор – они все настоящие юристы. Пытаются рассматривать всё, конечно, по сценарию, но как будто здесь и сейчас.

Мария: – У меня был опыт озвучивания фильма, который скоро выйдет. Он называется «Золотая орда». И там была «голосом» ангела. Хотя от голоса, кажется, почти ничего не осталось, но для меня это был интересный проект – интересно было себя проверить, смогу ли я сделать то, что желают режиссёр и композитор одновременно. Они нас направляли и хотели от нас что-то такое, что в принципе не могли нам объяснить. Какую-то маленькую чертовщинку в маленьком ангелочке.

– Как я понимаю, кроме учёбы приходится и искать время на подработки. Трудно выживать студенту в Москве сегодня?

Мария: – Трудно. И поэтому я была очень рада знать, что в ГИТИС можно попасть на бюджет – поступить в знаменитый вуз простой девочке с Новокузнецка. Даже оказаться среди таких же, купивших билет в один конец и знающих, что дальше им никто не поможет. Подрабатываем, конечно. На концертах, благотворительных вечерах, днях рождения, свадьбах, юбилеях... Но это всё идёт в копилку опыта, мы сейчас испытываем все возможности, дабы потом, овладев профессией, зарабатывать ей себе на жизнь.

– Дальше устраиваться тоже в Москве будете...

Мария: – Хотелось бы. Вот если бы в Новокузнецке была музыкальная академия или даже консерватория и был бы театр оперный – я бы точно сюда поехала. Потому что я люблю свой город. Но здесь такое искусство не поддерживается, поэтому отсюда бегут. Хотя у нас есть прекрасные певицы – Ольга Гурякова, например, оперная дива мирового масштаба. Она новокузнечанка. А когда она была здесь в последний раз? И педагоги тоже не остаются, молодые уезжают в столицу. Этот концерт мы специально хотим дать городу, родителям, своим педагогам. Хотелось бы просто иметь маленькую надежду, что мы здесь ещё нужны. И не только мы – студенты, которые тут учатся, люди, которые танцуют, поют, художники, архитекторы. Они хотят быть востребованными.

– Не появлялось ли у вас мысли организовать в Новокузнецке свой мастер-класс? Вы проучились уже значительное число лет и, наверное, могли бы поделиться собственным накопленным опытом?

Борис: – Это большая ответственность. Пока мы сами ещё все знания по крупицам собираем. А чтобы их передать, нужна куда более достаточная платформа. Хотя поговорить о театре часа два ещё можно – скажем так, об основах из основ...

Мария: – Вот когда поработаем лет 15, тогда можно будет задуматься о мастер-классах.

– То есть через 15 лет вас можно ждать в гости...

Мария: – На самом деле сейчас я сама как образец: на мне могут показывать, и конечно, у меня есть куча ошибок, которые я исправляю. Других учить, честно говоря, побаиваюсь. Не все, кстати, могут быть педагогами: есть «природные» певцы, которые поют, но не знают, как, и не могут этого объяснить. Здесь, в Новокузнецке, я попала к нужному преподавателю, он меня раскрыл. Когда я приехала в Москву, мне сказали: у тебя есть все данные. А это говорит об уровне нашего учителя – Нины Курихиной. Сейчас я занимаюсь у Карины Лисициан. Человека, который может не просто научить правильно петь, – она способна дать и общую базу, в том числе и что надо прочитать, какую музыку послушать. Чтобы ты был не просто исполнителем, а живым человеком, умел чувствовать, думать, петь, имел собственное мнение.

Анастасия Лешкевич
Фото Марии Коряга

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter