RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 08.09.2010

Руководство держит слово

В начале сентября Евраз объявил финансовые результаты за первое полугодие и провёл для журналистов интерактивную видео-пресс-конференцию. На их вопросы ответили вице-президент по персоналу Наталья Ионова, вице-президент – руководитель дивизиона «Сибирь» Алексей Иванов, вице-президент – руководитель дивизиона «Урал» Дмитрий Сотников, вице-президент – руководитель дивизиона «Руда» Константин Лагутин, вице-президент по связям с общественностью Алексей Агуреев.

 

– В первом полугодии мировая экономика постепенно восстанавливалась, спрос на нашу стальную продукцию увеличился во всех регионах присутствия Евраза – в России, на Украине, в Северной Америке, Европе и в ЮАР, – начал свою речь Алексей Иванов. – Это позволило нам повысить загрузку наших мощностей как в России (добычные и сталелитейные), так и за рубежом.

С другой стороны, вместе с восстановлением рынка усилилась конкуренция. Это сопровождалось резким ростом цен на основное сырьё: на железную руду – на 50 процентов, коксующийся уголь – на 35 процентов. Притом, что рост цен на стальную продукцию колебался в пределах 25 – 30 процентов. Это не могло не отразиться на нашем результате. По международной финансовой отчётности, мы получили консолидированный убыток в размере 270 млн. долларов США. Все вышеперечисленные факторы значительно повлияли на себестоимость нашей продукции. Её уменьшение является нашим основным приоритетом. Дело не только в росте цен на сырьё, но и в удалённости наших предприятий, особенно сибирских, от центров потребления металла. Традиционно это в основном центральная европейская часть России.

Наши производственные результаты достаточно позитивны. НТМК увеличил производство по сравнению с тем же периодом прошлого года на три процента (и это с учётом остановки мартеновского цеха в минувшем году), Запсиб – на 42 процента, что связано с запуском доменной печи №3 в июле 2009-го.

НКМК снизил объемы на 11 процентов. Причина – высокая стоимость металлолома, нам невыгодно было производить квадрат на экспорт. Вообще, тема металлолома в ближайшие 10 лет будет очень серьёзной, так как металлолома в стране нет, а стальных мощностей для него много. Конкуренция за это сырьё сильно ужесточится.

Евразруда снизила по сравнению с аналогичным периодом прошлого года объём производства на 10 процентов, что связано с модернизацией обогатительных мощностей и временным снижением объёмов готовой продукции. Зато в ней увеличился процент железа, что очень благоприятно сказывается на дальнейшем металлургическом переделе.

Южкузбассуголь сократил объемы производства по коксующимся углям на 30 процентов. Для нас это нежелательный фактор. Это вызвано тем, что бурение газодренажной скважины на шахте «Ульяновская» заняло на четыре месяца дольше проектного срока. По энергетическим шахтам у нас объёмы добычи выросли на 10 процентов.

Конечно, говоря о результатах первого полугодия, нельзя не отметить трагедию на шахте «Распадская», которая обеспечивала потребности Евраза в угольном концентрате примерно на 18 процентов. После закрытия шахты объём поставок с «Распадской» уменьшился почти в два раза. Нам пришлось сократить поставки кокса на рынок, чтобы удовлетворить собственные производственные потребности.

Несколько слов о капитальных вложениях. Мы значительно увеличили их объём как на Урале, так и в Сибири. Реализуем такие проекты, как реконструкция рельсобалочного цеха на НКМК и НТМК, строительство установок по вдуванию пылеугольного топлива (ПУТ). Продолжаем модернизацию колесобандажного цеха НТМК, прокатных станов на Запсибе с целью увеличения готовой продукции. Готовится проектная документация по разработке Качканарского месторождения. Мы продолжили реконструкцию активов Евразруды, в частности обогатительного передела, и инвестиционные проекты по реконструкции Казского и Горно-Шорского филиалов. По Южкузбассуглю мы сконцентрировались на поддержании существующего уровня добычи.

Среди наших ключевых приоритетов – охрана труда, экология и промышленная безопасность. В сентябре в Евразе назначен новый вице-президент, курирующий данную работу.

– Как будет развиваться модернизация старых производств и развитие новых на ЗСМК и НКМК? Каковы перспективы строительства листового стана на ЗСМК? Назовите основные направления инвестиций Евраза в Евразруду и Южкузбассугол» в этом году.

Алексей Иванов:

– На НКМК реализуется один из основных проектов Евраза – реконструкция рельсобалочного цеха. В конце сентября заканчивается первый этап. Будут установлены рудодробильная и клеймовочная машины, установка гидросбива окалины, сверлильно-отрезные прессы. Это позволит выпускать рельсы принципиально нового качества.

Достигнута договорённость с РЖД на ближайшие два – три года по формуле цены.

Сейчас мы концентрируемся на втором этапе реализации проекта, наиболее сложном с технологической точки зрения. Это закалка воздухом и выпуск стометровых рельсов для скоростных магистралей.

Рассматриваем вопрос о повышении эффективности и модернизации сталеплавильных мощностей НКМК – необходимо улучшить их показатели; вопрос о модернизации машины непрерывной разливки стали.

На Запсибе в этом году мы сконцентрировались на небольших проектах, на таких, например, как слиттинг-процесс, увеличение мощности прокатных станов. Рассматриваем альтернативные варианты модернизации существующих станов, возможного строительства новых прокатных станов, в том числе листостана.

Однако строительство листостана рассматриваем в долгосрочной перспективе, а не в краткосрочной. Во-первых, это крайне дорогой проект. Во-вторых, Запсиб сегодня сильно удалён от основных рынков сбыта листа. Наша стратегия заключается в поддержании листостана на НКМК. Возможно, в следующем году увеличим здесь объём производства.

Из прочих проектов по Запсибу всерьёз рассматриваем вопрос по увеличению производства на сталепрокатном производстве – это наши метизные производства. Смотрим возможные варианты производства холоднодеформированной арматуры. Это основные направления развития производства готового проката.

Примерно половину продукции Запсиба составляют полуфабрикаты. Сегодня мы думаем о реконструкции действующей слябовой машины, чтобы она была способна производить широкую слябу, аналогичную той, которую мы разливаем на МЛНЗ-3 и МЛНЗ-4 на НТМК. Планируем поставлять эту слябу североамериканским предприятиям Евраза.

В Южкузбассугле в этом году мы сосредоточились на воспроизводстве текущей сырьевой базы. Угольный бизнес очень капиталоёмкий, и для поддержания существующего объёма производства, запуска новой лавы необходимы значительные инвестиции.

Из новых проектов рассматриваем вопрос о начале строительства шахты «Ерунаковская-VIII». Сейчас заканчиваем разметку на участке «Восточный». Хотим сделать эту шахту современной, отвечающей всем требованиями безопасности, в том числе по проветриванию и дегазации. Решение о строительстве планируем принять в конце года или начале следующего. Добычу угля можно ожидать в начале 2013-го, мощность шахты составит примерно 2 млн. тонн угля в год.

– Как продвигается объединение НКМК и ЗСМК? Планируется ли оптимизация численности персонала на этих предприятиях?

Алексей Иванов:

– История этого вопроса носит экономический и социальный характер. С экономической точки зрения очевидно, что сегодня интеграция двух новокузнецких площадок очень высока. Запсиб поставляет на НКМК полуфабрикаты, Евраз Кокс Сибирь – кокс на ЗСМК. Рассматриваем вопрос о дальнейшей интеграции наших производственных цепочек, объединения логистики и сервисных функций (финансы, снабжение, сбыт). Недавно Алексей Юрьев был назначен единым директором ЗСМК и НКМК. Так что интеграцию мы намерены продолжать.

С другой стороны, мы понимаем, что это крайне важный вопрос для двух предприятий и их трудовых коллективов. У каждого комбината своя история. Мы уважительно относимся к этому вопросу, поэтому поспешных действий не предпринимаем.

Чёткого временного плана объединения НКМК и ЗСМК сегодня не существует. Пока мы консультируемся с профсоюзами и общественными организациями, чтобы выработать решение, устраивающее оба производственных коллектива, чтобы провести этот процесс наиболее правильным, гармоничным путём, никого не обидев, с учётом интересов всех сторон.

Наталья Ионова:

– При решении этого вопроса нам также очень важно мнение ветеранских организаций двух старейших предприятий Новокузнецка.

– Как растут экспортные поставки меткомбинатов в этом году? Какова динамика внутреннего рынка?

Алексей Иванов:

– По сравнению с первым полугодием прошлого года мы существенно нарастили на Запсибе объём экспорта благодаря запуску доменной печи №3. Заработать на этом большие деньги невозможно, поскольку мы производим данный полуфабрикат из покупного железорудного сырья. В основном мы это делаем для поддержания нашей доли рынков на экспорте, где традиционно присутствовали до кризиса.

На внутреннем рынке динамика положительная. В стране был разморожен ряд проектов, свёрнутых во время кризиса. Это возведение жилья, большая стройка в Сочи в рамках подготовки к Олимпийским играм, строительство на острове Русский. Инициативы, которые стимулируются как частным капиталом, так и государством, безусловно, повысили объёмы спроса на строительный прокат.

Также мы увеличили отгрузку в страны СНГ. Кроме того, выросла отгрузка продукции в адрес РЖД: рельсы, скрепления, колеса.

Оживление спроса на металлопродукцию на российском рынке, конечно, есть, однако уровня прошлого года объёмы пока не достигли.

– Как в этом году ведётся подготовка к зиме генерирующих мощностей и как осуществляется программа модернизации?

Алексей Иванов:

– Хочу подчеркнуть: мы не сократили, а только увеличили объёмы капитальных ремонтов, замены оборудования на ЗапсибТЭЦ и ТЭЦ НКМК.

Есть два основных этапа подготовки к зиме.

Первый – это запасы по топливу. По ЗапсибТЭЦ они на нормативном уровне, даже по состоянию на 1 августа чуть превышают его. Углём мы обеспечиваем себя сами, так как шахта «Грамотеинская» производит марку Д, которая как раз используется на ЗапсибТЭЦ. Что касается ТЭЦ НКМК, то она работает на природном газе, и проблем по топливу здесь быть не может.

Второй – график капитальных ремонтов. Он соблюдается, поэтому мы не видим никаких проблем в этом году по подготовке станций к зиме. Надеемся, что всё пройдёт благополучно, и в Сибири не будет таких морозов, как в прошлом году.

– Останется ли прежним уровень заработной платы на предприятиях Евраза? Увеличится ли до 70 процентов условно-постоянная доля зарплаты шахтёров Южкузбассугля? Изменилось ли что-то на этом предприятии после трагедии на шахте «Распадская», в том числе по дисциплине труда?

Наталья Ионова:

– Зарплата росла и продолжает расти в 2010-м, в среднем по году на 15 – 16 процентов. Наш рост соответствует показателям по металлургической отрасли в целом.

По шахтёам в Евразе практически реализовано в сентябре соотношение условно-постоянной гарантированной части (70 процентов) к переменной (30 процентов).

Что поменялось, и насколько мы увязали систему переменного вознаграждения с вопросами безопасности труда? Это действительно важная составляющая, особенно для угольной индустрии. В первую очередь мы стараемся премировать за соблюдение всех норм индивидуально, и не только на уровне рабочих профессий. Вводим комплексные интегрированные показатели, на основании которых премируют всю бригаду в зависимости от соблюдения норм безопасности. Точно так же мы оцениваем соблюдение норм и участие во всех проектах и программах не только рабочих, занятых непосредственно в производстве, но и руководителей до самого верхнего уровня. Для нас это серьёзный проект, который включён в программу показателей, влияющих на общий уровень вознаграждения.

Как повлияла трагедия на «Распадской»? Не погрешу против истины, если скажу, что трагические события отразились не только на угольной отрасли в целом, а, наверное, на всех индустриальных отраслевых компаниях. Это заставило всю индустрию более внимательно смотреть на все возможности техногенных катастроф – и по безопасности труда, и по эксплуатации оборудования.

Алексей Иванов:

– Все считали, что «Распадская» – самая современная шахта в России. Абсолютно ко всем, не только в угольной отрасли, пришло понимание, что к теме соблюдения правил безопасности надо относиться по-другому.

Мы здесь выделяем несколько моментов. Первый – это конфигурация шахт, само вскрытие их, состояние техники, вентиляции и дегазации, которые должны применяться. Когда к нам приезжают зарубежные специалисты, они удивляются тем сложным условиям, в которых работают шахтёры Кузбасса.

Что нужно делать? Здесь много проблем. Например, одна из них: сейчас очень трудно построить новую шахту, используя все современные требования по дегазации, которые уже введены в Австралии, Америке, ЮАР – передовых странах, добывающих уголь. Наши законодательные требования сильно отстали…

После трагедии на «Распадской» в правительстве и профильных министерствах ведётся работа для того, чтобы синхронизировать законодательство, где много противоречий. Далее должны быть созданы условия, чтобы минимизировать трагедии. А это предварительная дегазация, использование современных методов пластовой дегазации, направленного бурения. Такие проекты сейчас активно будем рассматривать и внедрять. Разумеется, это займёт определённое время. И немалое, поскольку проблема очень комплексная.

Второй момент – это люди, их поведение в шахте. После каждой аварии абсолютно все компании пересматривают свои правила. Мы, безусловно, не исключение. Повышая уровень снижения риска проникновения в шахту людей в состоянии алкогольного, наркотического опьянения или с сигаретами, мы в Кемеровской области усилили стационарный контроль работников. Современные тестеры позволяют проверять работников не только на алкоголь, но и на все виды наркотиков. Мы запускаем пилотный проект «Сканер». С его помощью можно выявлять, что находится у человека в карманах спецодежды, в том числе сигареты.

Мы будем вкладывать деньги в современные средства контроля передвижения людей внутри шахты, скорости работы механизма. Сегодня, к примеру, работник может даже сесть на конвейер, хотя это вопиющее нарушение. Конвейер оборудован современными средствами связи, остановится сам.

Безопасность – очень комплексный вопрос. Только правильное отношение руководства предприятия, самих работников на местах может исключить трагедию.

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter