RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 11.09.2012

От Новокузнецка до Канн

Тимофей Жалнин – наш соотечественник. Молодой человек в прошлом был танцором, сейчас все его помыслы и творческие устремления направлены на кинорежиссуру. В нынешнем году он заканчивает Санкт-Петербургский университет кино и телевидения. Снимает пока учебные короткометражки, которые, тем не менее, имеют успех на довольно-таки известных кинофестивалях. Недавно Тимофей побывал в Новокузнецке, представил свой новый фильм «F5». Мы связались с автором по скайпу и немного расспросили о его творческом пути.

– Тимофей, ты начинал в танцевальной студии «Калинка»...

– И пробыл там года два. Потом ушёл. Потому что понял, что русские народные танцы – это не моё. Я тогда очень увлёкся творчеством Майкла Джексона, пытался перенимать движения. Такой тип танца как-то больше мне нравился.

– Этот человек, получается, во многом определил твой творческий путь?

– Я его считаю своим учителем. Особенно, кстати, повлияли на меня его клипы. Они не были похожи на все другие клипы того времени. Это были целые видеоистории, даже фильмы. Впоследствии, конечно, я от этого всего ушёл, потому что быть постоянно апологетом, перенимать, копировать до конца не хотелось, и потом уже авторский почерк появился, я стал больше склоняться к модерну, стилю контемпорари, вообще танцам современного искусства.

– И ты создал в Новокузнецке тогда свою мастерскую танцев «Luxxorr».

– Да. Там мы как раз занимались экспериментами, синтезом искусств – театром, танцами, видеоинсталляциями, перфомансами... И вот там я как раз начал делать видеозаставки к спектаклям.

– «F5» – фильм музыкально-танцевальный. От танцев ты всё-таки не ушёл, получается. О чём твои работы?

– «F5» я посвятил «Luxxorr», тому отрезку времени, который я провёл с ребятами (этот фильм вошёл в программу 34-го Московского международного кинофестиваля – прим. ред.). Есть работы, никак не связанные с творчеством. Одна их них посвящена врачам, например. Я сам долгое время готовился к поступлению в медицинский университет, ходил, практиковался. И тему знаю изнутри... Есть «Черновик» – он уже об актёрской профессии, о женщине, которой выпадает шанс поехать в столицу и принять участие в театральной постановке. И вот она записывает дома видеопробу – весь фильм состоит из этих дублей. «Черновик» – экспериментальная вещь, которая хорошо была принята критикой, и этот фильм даже вошёл в одну из программ Каннского кинофестиваля.

– Отличается ли жизнь творческого человека в Новокузнецке и Санкт-Петербурге? Насколько возможно проявить себя там или здесь?

– Конечно, отличается. Удалённость Новокузнецка от европейской части страны, несмотря на Интернет, всё равно сказывается. В Петербурге происходит масса событий, связанных с культурой, искусством. Много творческих людей приезжает из-за рубежа. В Новокузнецке, безусловно, есть люди, которые интересуются подобными вещами, но их процент невелик, и запрос, соответственно, мал.

– А у тебя нет мыслей привлечь в родную провинцию идеи, разнообразить здешнюю жизнь хотя бы своим собственным примером?

– Если фильмы показать – это вполне возможно. Я вот ещё давно хотел снять полнометражную работу о Кемеровской области, поработать на природе, в тайге. Можно и фестиваль устроить, тем более что есть опыт проведения фестиваля в Кемерове. Но там публика немножко другая, она гибче, либеральнее, мне кажется, чем в Новокузнецке. Там проще, наверное, продвинуть что-то в культурном плане.

Подготовила Анастасия Маликова

Фото из личного архива Тимофея Жалнина

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter