RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 10.10.2010

На ощупь

Говорят, что для того, чтобы понять другого человека, надо попробовать встать на его место. Хотите провести небольшой эксперимент? Закройте глаза. Возьмите стакан, налейте в него воды до половины. Больше получилось, меньше или ровно? Ещё раз закройте. Отыщите в комнате какой-нибудь мелкий предмет. Или попробуйте не просмотреть, а прослушать кино, выбрать что-либо в магазине... Нарезать хлеб или перейти улицу с завязанными глазами мы вам, пожалуй, предложить не рискнём. Но вы теперь можете представить, как это бывает – жить в кромешной темноте или в вечных сумерках. Всегда на ощупь.

И всё же жизнь людей, потерявших зрение, может оказаться не такой беспросветной, как поначалу кажется. Человек ко всему привыкает. Адаптируется и учится приспосабливаться к уже не слишком приветливым условиям. Пытается вносить свой вклад в жизнь общества, работая или занимаясь творчеством.

Чтобы поближе узнать о том, с какими сложностями приходится сталкиваться людям с нарушениями зрения, мы побывали на новокузнецком предприятии «Хозинвентарь», где трудятся именно такие наши соотечественники – незрячие и плохо видящие. Выпускают они здесь нехитрую продукцию: мётла, щётки, удлинители, лампы и многие другие полезные мелочи, которые всем нам весьма необходимы в быту.

(шмутц) Производственные помещения тут размещены повсюду: и в кабинетах, и прямо в коридорах. На дверях прикреплены «таблички» (они изготовлены вручную из пластиковой посуды) с точками, набитыми по Брайлю: «столовая», «гардероб»... Работа в цехах не то чтобы кипит – производство здесь отнюдь не шумное, – но в руках трудящихся спорится.

Галину Хабибуллину здесь называют ударницей. Она упаковывает бахилы – те, что выдают нам при посещении больниц и других учреждений. Ловко сворачивает и утрамбовывает синие пакетики в миниатюрные контейнеры – раз-два – готово. Таковых ей нужно сложить 700 штук за смену. Многие капсулы бракованные, с острыми краями, которые нужно прихлопывать ладошками... В разное время (и на других предприятиях) она делала детали для пылесоса «Буран», шила коробки для лекарств, лепила пельмени. Рассказывает, что никто не давал ей её лет – пока не обращали внимания на руки.

В другом цехе Андрей Маляш собирает щётки: проталкивает и закрепляет пучки щетины в отверстия пластикового основания. Он тоже является специалистом широкого профиля.

– В трудовой у меня написано: «изготовитель электротехнических изделий», а должно быть ещё «щетино-щёточных» и «ритуальных» – мы и венки тут собирали, и много ещё чего, – шутит Андрей. – Вот сегодня я делаю щётку для мытья ванны. А вчера изготовлял настольные лампы. Какое сырье привезут, тем и будем заниматься.

Работа несложная, но кропотливая. Рядом с Андреем трудится жена Ирина. Женщинам приходится не так уж и просто, надо приложить силу и сноровку, чтобы успеть сделать, скажем, 25 щетино-щёточных изделий за день.

Несмотря на то, что им нелегко самостоятельно добираться до места работы, несмотря на мизерную зарплату, которая чаще всего не выходит за пределы МРОТ, свою трудовую деятельность эти люди воспринимают как практически единственную возможную социальную реабилитацию.

– Всё равно мы бы стремились к работе, – говорят мои собеседники. – Сидеть дома и ничем не заниматься – это погибель. Даже если наш труд не виден, он для нас очень важен. Люди пользуются, допустим, мётлами, пусть они не знают, что это нами изготовленные мётла, но они есть. Мы не зря живём. Уйти ещё страшнее, чем любому зрячему. Потому что больше нигде не сможешь работать. Наше предприятие – единственное такое производство в южном Кузбассе.

(шмутц) Здесь, кого ни коснись, у каждого проблем отыщется воз и маленькая тележка. У той же Галины Хабибуллиной, которая проживает в крохотной двухкомнатной квартирке вместе с мужем, двумя дочерьми и их семьями. Когда-то она уступила очередь на квартиру другому человеку. А потом раздачу квадратных метров прекратили, и по сей день ей приходится ютиться в условиях тесной коммуналки, когда даже кухонная плита перестаёт помещаться на кухне и выносится в коридор...

А у Маляшей своя беда – их младшая дочка тоже имеет инвалидность. Очень болезненная девочка, которой по рекомендации врачей необходимо лечение на море. Но пока вывезти ребёнка не получается, обращения в инстанции не помогают, собственными финансовыми силами организовать путёвку не удаётся. В этом году она пошла в школу, и родители переживают за её благополучное обучение.

Множество других проблем, которые обычным людям покажутся незначительными, инвалидам доставляют массу неудобств.

– На улице Запорожской есть дом, где в основном живут незрячие люди, – рассказывает нам Олеся Угрюмова, заместитель гендиректора по социальным вопросам и реабилитации Хозинвентаря. – У одного из подъездов находится колодец с огромной выпуклостью. Его трудно обойти, тем более невидящему человеку. Можно было бы сделать асфальтированные тропинки от подъезда к подъезду, пусть маленькие, но по ним было бы удобно ходить. И к тому же не лавировать между массой расположившихся во дворе автомобилей. Потому что предметы, которые стоят на пути у незрячего, его сильно дезориентируют. Одну машину обошёл, другую, третью – и он уже растерялся, не знает, куда ему повернуть, направо или налево...

(шмутц) И всем им, имеющим инвалидность по зрению, конечно же, необходимы дополнительные средства реабилитации. Вот, к примеру, такая вещь, как трость. Она и помощник в путешествиях по улицам города, и оповещающий знак для окружающих: будьте осторожны с незрячим ближним. Наши отечественные, которые даются по госпрограмме от Фонда социального страхования, – неудобные, тяжёлые, хрупкие, быстро ломаются. А импортные дорогостоящи: от 3000 рублей и выше. Людям с нарушенным зрением нужны лупы, специальные часы, определители купюр – те маркеры, что нанесены на бумажные деньги, не очень-то под пальцами и определяются. Необходимы в быту безмены с «озвучкой», с ними можно хоть на рынок, хоть в магазин, и всё пройдёт без очередного обмана слепого гражданина... В специальных каталогах существуют и вовсе экзотические, а значит, малодоступные «средства роскоши», такие как определители цвета, видео-увеличители, флеш-плееры (чтобы читать звуковые книги), «говорящие» кувшины (для замера жидкостей)... По федеральному перечню технических средств реабилитации, предоставляемых инвалидам, полагается немногое, и на все житейские надобности не хватает.

– Среди наших работников много людей, у которых проблемы не только со зрением, но и с другими параметрами здоровья, – говорит Олеся Георгиевна. – Например, те, у кого первая группа и гипертония, по показаниям врача получают тонометры и градусники со звуковым выходом. «Обладателям» второй уже не дают, но ведь многие из них тоже практически не видят. То же самое, если у человека имеются инвалидность второй группы по зрению и сахарный диабет. Мало того, что ему нужен глюкометр с речевым выходом, необходим и такой же тонометр.

(шмутц) В нашем городе проживают около полутора тысяч незрячих и слабовидящих людей. Заболевание они получили не только с момента рождения или приобрели с возрастом. Многие были травмированы на производстве. Женщины – теряли зрение при родах. Люди получают осложнения после болезней, уколов, прививок... От здоровья до инвалидности один шаг. Как не потеряться в этом мире, не замкнуться в четырёх стенах тёмной комнаты, не спиться и не скатиться на дно, не прийти к мысли о суициде? Ведь, к сожалению, и такое случается...

– Вот бы у нас построили реабилитационный центр, как в Бийске, – мечтают наши незрячие. – Где были бы спортзал, бассейн и специалисты, которые учили бы ориентированию, адаптации в быту, консультировали по разным вопросам.

Идея хорошая и назревшая. Центр для инвалидов в промышленном, а значит, довольно травматичном городе, необходим. Хорошо бы ещё, чтобы этим вопросом озадачились люди добрые и власть и средства имеющие. Чтобы те, кто попал однажды в «тёмную комнату» (или в коляску, или в пространство абсолютной тишины), не оказывались в другом, чужом для них мире, который – суть потёмки.

Анастасия ЛЕШКЕВИЧ, газета "Новокузнецк",

Фото Марины ГЕРМАН

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter