RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 28.10.2010

Увлечённость – мечта – профессия

Если работать, то с полной отдачей. Если учить, то лучшему. Если покорять, то сразу заграницу. Нина Курихина, основатель и руководитель Новокузнецкого муниципального молодёжного хора «Надежда», ко всему подходит с максимальными мерками. Может, поэтому ей очень многое удаётся.

– В детстве я занималась в драматическом кружке, в ВИА, в спортивные секции ходила – на волейбол, баскетбол, в легкоатлетическом пятиборье выступала. Хотелось реализоваться как можно больше, потому что мне было интересно всё, – рассказывает нам сегодня Нина Константиновна.

«Драмкружок, кружок по фото, хоркружок – мне петь охота» – всё как в известном стихотворении Агнии Барто. Последняя, именно музыкальная увлечённость оказалась судьбоносной. И хотя появилась она не сразу – сначала нашей героине пришлось освоить профессию копировщицы и поработать на Южнокузбасской ГРЭС, – мечта о собственном инструменте, а потом и полноценном профессиональном музобразовании всё-таки была воплощена.

В Новокузнецке молодой специалист по работе с хором сумела убедить директоров сразу нескольких школ – 101-й, 103-й и 62-й (а заодно и Дворца пионеров им. Крупской) – организовать в данных заведениях хоровые классы. В 1989 году все эти группы объединились уже во Дворце творчества детей и юношества им. Крупской – так образовался хор «Надежда». Девочки и мальчики взрослели, вместе с руководителем повышали уровень исполнительского мастерства, путешествовали – сначала просто в качестве туристов по стране, а потом стали участвовать в международных конкурсах и завоёвывать награды: в Бельгии, Словении, Южной Корее, Италии, Греции, Австрии...

– Первая поездка в Бельгию – и сразу золотая медаль. Конечно, победа распушила нам хвост. Дети стали думать, что они многое могут, и на следующий год мы поехали в Словению. Но критерии везде разные, к тому же, 14-летним не свойственно было петь таким звуком, каким пели мы, – судьи подумали, что это взрослые девушки выступают. А уже при таких «взрослых» требованиях нам не хватило филигранности, выверенности каждого звука – того, что присуще Европе. Тогда я вообще этого не понимала – пели да пели. Чем мощнее, тем лучше. Потом, когда мы поехали уже в Корею, Италию, ко мне подходили и говорили: всё хорошо, но эту мощь, вибрато – то, которое даёт «раскачку» голоса и мешает распознать чистый аккорд, – надо бы убрать.

Собственный опыт – сын ошибок трудных. Перенимать его приходилось и у европейских коллективов, с которыми соревновались. И искать, пробовать, проверять на практике новые разработки в области вокального искусства. Однажды (это было незадолго до первого триумфа в Бельгии) Нина Константиновна «повстречалась» со ставшей впоследствии для неё базовой методикой развития голоса.

– Все хормейстеры, люди, которые работают с голосом, преследуют цель: каким способом, какими приёмами научить петь тех, которые не могут, но хотят. Я тоже очень долго искала этот механизм. А в 92-м году я познакомилась с Валерием Георгиевичем Булановым, руководителем екатеринбургского хора «Аврора», очень знаменитого, но больше известного за рубежом. И мне так понравилось то, что он пропагандировал, – метод Виктора Вадимовича Емельянова, преподавателя из Санкт-Петербурга, ныне работающего в Тюмени. Обучение в моём коллективе пошло в гору, когда я решила пойти по его стопам, обратиться к индивидуализации, развитию голосовых возможностей каждого участника хора. Все они должны быть самостоятельны, никто не должен подстраиваться под «ведущий» голос. Если вместо десяти человек поёт восемь, то качество звук не потеряет. И я стремилась, чтобы каждый голос имел значимость, вес в хоре, «звучал» независимо от природных данных.

Сегодня отдельным хоровым «единицам» – солистам «Надежды» – и концертные залы рукоплещут, и многие вокальные конкурсы подвластны (например, спиваковский международный фестиваль, конкурс в Южной Корее, московская «Романсиада»). И лучшие творческие вузы, среди которых Московская и Санкт-Петербургская консерватории и ГИТИС, с удовольствием принимают в свои ряды воспитанников новокузнецкого хора.

Ныне «Надежда» занимается в Доме творческих союзов, имеет статус муниципального хора. Нина Курихина также является педагогом по постановке голоса в Новокузнецком драматическом театре. Светлана Свирко, режиссёр из Санкт-Петербурга, ставившая здесь в прошлом году музыкальную сказку «Морозко», говорила по секрету: «Какая замечательная у вас Нина Константиновна – у нас таких педагогов, наверное, и нет».

А Нина Константиновна считает, что без некоторого авантюризма, смелости и инициативности не было бы и побед. В настоящее время она готовится к юбилейному концерту в честь 35-летия её творческой деятельности. На сцене культурного центра Запсиба 31 октября будут выступать творческие коллективы города и, конечно, хор «Надежда».

– Если бы я не входила в этот огонь, безусловно, я бы никогда ничему не научилась. Всегда шла на риск – а слабо мне с этим составом поехать? А слабо вон там попробовать выступить? Постоянно испытывала собственные силы. Если руководителю нужно, если он захочет сделать что-то хорошее, за ним обязательно пойдут. И ведь до сих пор идут. Приходят малыши, говорят, возьмите нас, мы хотим петь как взрослые. Я не могу их обидеть, я их пригреваю, и они научаются благодаря своему трудолюбию, терпению родителей – во многом я обязана мамам и папам, порой заставляющим, направляющим детей к музыке, не воспринимающим, как это часто бывает, занятия творчеством как нечто второстепенное, идущее в ущерб образованию. Пусть дети не станут профессиональными музыкантами, но музыка останется с ними. Она – проводник, душа, а душу надо воспитывать.

Анастасия Лешкевич, газета "Новокузнецк",

Фото Марины Герман (из архива редакции)

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter