RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 26.10.2011

Память и покаяние

30 октября отмечается День памяти жертв политических репрессий. Дату учредили постановлением Верховного Совета РСФСР от 18 октября 1991 года.

Принято считать, что XX съезд КПСС в 1956 году стал поворотным по отношению к миллионам граждан страны Советов, безвинно осуждённых по ложным обвинениям и доносам.

Это не совсем так. И спустя много лет после съезда, развенчавшего культ личности, тысячи политзаключённых оставались в лагерях, густой сетью пронизавших страну от востока до запада. Так, почти через 20 лет, в 1974 году, произошла массовая голодовка узников мордовских лагерей для политзаключённых, в память о которой и был впервые отмечен день памяти и скорби.

В Кемеровской области, по данным исследователя-музейщика Людмилы Фойгт, за годы политических репрессий через кузбасские лагеря для политзаключённых прошли два миллиона человек. Точное количество новокузнечан, арестованных, осуждённых и расстрелянных по политическим статьям без следствия и суда, не установлено.

О том, что это было у нас, напоминают названия: Нижний Юпитер, Марс… Сейчас это улицы, а были – псевдонимы комендатур, в которых обязывали отмечаться спецпереселенцев.

На основе большого фактического материала Людмила Фойгт написала книгу «Сталинск в годы репрессий. Воспоминания. Письма. Документы». Она издана Новокузнецким краеведческим музеем.

В книгу включены воспоминания оставшихся в живых узников ГУЛАГа, записи бесед с родственниками репрессированных. По существу, это одно из немногих изданий (а может быть, единственное), которое на местном материале даёт читателям наглядное представление о страшном периоде нашей истории.

В краеведческом музее была открыта одноимённая экспозиция-мемориал; в музее имени Бардина также имеются уникальные материалы, рассказывающие о политических репрессиях в отношении строителей легендарного КМК…

В Новокузнецке создана общественная благотворительная организация пенсионеров и инвалидов «Ассоциация жертв незаконных политических репрессий», насчитывающая около семи тысяч человек.

Ассоциация ведёт большую работу, в частности помогает восстановиться в правах детям репрессированных.

Ежегодно 30 октября участники организации приходят в сквер на улице Орджоникидзе к Камню скорби – памятнику безвинно погибшим.

Память и покаяние – то малое, что мы можем сегодня сделать для сотен тысяч безымянных соотечественников, полегших в тундре, в тайге, в золотых забоях.

Вот судьба одной семьи, по которой прошло колесо истории. Пётр Пертуев был подростком, когда арестовали и расстреляли его отца. Спустя годы он решил записать всё, чему был свидетелем и что сохранила его детская память.

Свои воспоминания Пётр Фёдорович передал в Новокузнецкую городскую ассоциацию жертв политических репрессий. Её председатель Тамара Косых предоставила нашей газете это бесценное историческое свидетельство.

«...Из нашей большой семьи, в которой было девять человек, сегодня в живых остался один я», – пишет Пётр Пертуев.

В 1935 году семью Пертуевых выслали из Карело-Финской АССР. Как сказано в архивной справке ГУВД по Кемеровской области, выселение производилось в административном порядке по решению «тройки» района Калевалы в соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства».

Социалистическое переустройство на деле означало выселение крепких крестьянских хозяйств и лишение их гражданских прав.

В обобществлённое колхозное хозяйство семья Пертуевых сдала пять коров, две лошади, десять овечек, сельхозинвентарь. «В благодарность» семью исключили из колхоза, признали кулаками, сослали в Сибирь.

Петру было тогда 12 лет. Он хорошо помнит, как жили в Сталинске: несколько семей в большом сарае. Потом Пертуевы поселились в бараке на улице Димитрова. И здесь на 20 квадратных метрах жили три семьи – 12 человек.

В 1937 году отца, Фёдора Федоровича, арестовали. Обвинили в участии в контрреволюционной диверсионной организации, как врага народа постановлением комиссии НКВД СССР приговорили к высшей мере наказания. 14 апреля 1938 года Фёдор Пертуев был расстрелян.

Только спустя 52 года военный трибунал Сибирского военного округа реабилитировал Фёдора Фёдоровича посмертно.

А тогда, в 1937-м, клеймо семьи врага народа было приговором для домочадцев. В 1943 году арестовали братьев – Николая (инвалида с детства) и Александра. Кемеровским областным судом их осудили по статье 58-10 Уголовного кодекса (пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти). Приговорили к десяти годам лагерей.

Реабилитировали Николая и Александра Пертуевых в 1958 году.

– Брата Ивана спасло то, что он был в командировке, откуда его призвали в армию, а затем на фронт, – вспоминает Пётр Фёдорович.

Судьба самого Петра тоже не была гладкой. В школе отказывались принимать в комсомол. Не взяли на работу на КМК. «Я знал финский язык. В отделе кадров сказали: «Будешь шпионить».

В дальнейшем Пётр, как мог, скрывал знание иностранного языка, не писал в анкетах о том, что отец осуждён как враг народа. По доносу и Петра вызывали в органы, но следователь («видимо, порядочный, человечный попался») закрыл дело.

Пётр Фёдорович устроился землекопом в трест «Востокжилстрой», выучился слесарному делу. В 1942 году его призвали в армию и разрешили работать на предприятии оборонного значения – КМК.

Пертуев окончил техникум. Долгое время работал в институте «ВНИИГидроуголь», потом на ЗСМК, откуда ушёл на заслуженный отдых.

…Много лет прошло с тех страшных лет, когда семья каждый день ждала стука в дверь. Но Пётр Фёдорович до сих пор помнит совет, который ему, 19-летнему парню, дал брат Иван: «Нашёл – молчи, и потерял – молчи. Никому не говори вслух о своих делах, ни родным, ни хорошим друзьям и знакомым».

Сейчас Петру Пертуеву за восемьдесят. С женой они воспитали двух дочерей. Уже стали взрослыми внук и внучки, подрастают шестеро правнуков и правнучек.

– Живу хорошо, не жалуюсь, – часто повторяет Пётр Фёдорович.

Но то, что было, не отпускает. Вспоминаются старшие братья, отец. «В семье нас учили быть добрыми, честными в большом и в малом», – пишет Пётр Фёдорович в своих воспоминаниях.

Увы, ни порядочность, ни честность не оградили отца и братьев от доносов и наветов, не спасли от облыжных обвинений...

Система, державшаяся на покорности, страхе, слепой вере, искалечила жизни тысяч и миллионов российских семей.

Гибель одного человека – трагедия, гибель миллионов – статистика?.. Чтобы такое не повторилось, забывать один из самых трагических периодов нашей истории мы не имеем права.

Анна Векшина
Фото из семейного архива Пертуевых

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter