RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 08.11.2011

Не сенсация, а подлинные факты

Развитие туризма в Горной Шории невозможно без привлечения историков, этнографов, археологов, считает кандидат исторических наук Юрий Ширин.

В нынешнем году в Кемерове вышла книга «Тайны кабырзинской принцессы» и сразу стала раритетом. Во-первых, тираж невелик – всего 500 экземпляров. Во-вторых, это историко-документальное издание – одно из немногих, в популярной и увлекательной форме рассказывающее об этноэкологии и древностях Трёхречья – красивейшего места Горной Шории, где сливаются три реки – Пызас, Кабырза и Мрас-Су.

Книга полезна всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется природой, историей, достопримечательностями древней транзитной территории, когда-то соединявшей запад и восток вплоть до степных просторов Монголии.

Авторы «Тайн кабырзинской принцессы» – доктор исторических наук, профессор КемГУ, директор музея-заповедника «Тюльберский городок» Валерий Кимеев и кандидат исторических наук, доцент КузГПА, заместитель директора ИАМ «Кузнецкая крепость» Юрий Ширин.

Почему археологи и этнографы обратили внимание на эту местность? К каким выводам пришли? Об этом наш разговор с Юрием Шириным:

– Несколько лет назад администрация области приняла постановление, предусматривавшее создание в посёлке Усть-Кабырза музейно-выставочного комплекса с развитой туристской инфраструктурой. Проект требовал проведения этнографических, археологических научных изысканий с последующей музеефикацией находок.

Полевые археологические исследования в Усть-Кабырзе мы проводили в течение трёх лет. К слову, Усть-Кабырза была отправной точкой всех научных экспедиций, к сожалению, немногочисленных, когда-либо снаряжавшихся в Горную Шорию. Это неслучайно: здесь пересекались древние караванные пути, сидели паштыки – главы родов, контролировавшие торговлю. Уместно предположить, что Кабырза хранит ещё не открытые тайны.

– Какие археологические находки сделаны?

– На окраине посёлка в устье реки Пызас обнаружены древние захоронения. Это первые могильники, найденные в Горной Шории.

Одно из захоронений предположительно датируется VII веком до нашей эры. Это так называемый скифский период, расцвет ремёсел, хозяйственно-торговых связей. В хакасско-алтайских степях в это время возводились царские курганы, устанавливались стелы. Специфика таёжных поселений, конечно, была иной, и памятники здесь другие.

Наиболее интересно захоронение женщины. Судя по атрибутике, деталям одежды, украшениям, она занимала высокое общественное положение. В то время хоронили не всех умерших, сам факт захоронения говорит о знатности женщины. Установлено, что ей было больше пятидесяти лет. В то время средняя продолжительность жизни не превышала 30 – 35 лет. Некоторые найденные предметы говорят о том, что женщина была посвящена в тайное знание, возможно, отправляла языческие обряды.

– Это и есть кабырзинская принцесса?

– Название – условное. Дело в том, что племенного имени «шорцы» тогда не существовало, как и устной и письменной традиции передачи названий племён. Результаты исследований позволяют предположить: на территории современной Усть-Кабырзы жило пришлое европеоидное население.

По договору с Таштагольским музеем этнографии и природы Горной Шории находка передана в фонды музея и находится в его экспозиции. Конечно, хотелось бы провести дальнейшие исследования с целью идентификации скелета, реставрировать прижизненный облик женщины.

Кроме того, обнаружен целый погребальный комплекс более раннего периода – IX века до нашей эры. Найдены предметы быта и вооружения: бронзовые ножи, кинжалы, зеркала, глиняная посуда. Ценнейший с научной точки зрения могильник чудом уцелел. Его чуть не уничтожили при лесоразработках. Трелёвщики снесли почвенный слой террасы вплоть до скального грунта. Могилы и частично сами захоронения сохранились потому, что ямы для погребения были выдолблены в каменистом грунте.

– Согласно закону на территории, где имеются памятники археологии, являющиеся государственной собственностью, промышленное освоение новых земельных участков разрешается после проведения раскопок и научной обработки данных. А там, где памятники археологии не известны, требуется экспертное заключение об их наличии или отсутствии.

– Это так. Но что говорить о соблюдении закона? Строили турбазу, древние памятники окончательно не разрушили только потому, что… кабеля не хватило для прокладки электролинии. На данный момент стоит задача сохранения уникального древнего памятника природы и этнографии – Азасской и Парлагольской пещер (последняя представляет шорское культовое место).

Разработана программа комплексного исследования пещер. Будет ли она реализована, вопрос. Горная Шория вообще мало изучена. Почти нет публикаций. Из последних – книга Валерия Кимеева «Шорцы: кто они?» (1989 год) и его же раздел о шорцах в монографии «Тюркские народы Сибири» (2006 год).

Что касается археологии, до сего времени находки единичны. Это связано и с трудностями исследования обширной таёжной и горной территории.

– Будет ли в Усть-Кабырзе музейно-выставочный комплекс?

– Он уже строится. Восстановлена тюрьма – бараки, столовая, клуб. Предполагается, что таким образом воссоздан образ ГУЛАГа. Но это прямое искажение исторических фактов. Тюрьма в Усть-Кабырзе действительно существовала, но не политическая, а уголовная.

Во-вторых, озвучен миф про снежного человека, которого якобы можно встретить в усть-кабырзинской тайге. Выдумка гуляет по страницам прессы.

Планируется возвести в Кабырзе солнечную обсерваторию – такую, какую в посёлке Каз построил «бог погоды» ссыльнопоселенец Дьяков…

Вместо подлинно исторических фактов в основу музейного комплекса ради дешёвой сенсационности положены чистой воды выдумки, ничего общего не имеющие с действительностью.

Мы рассчитывали, что результаты нашей экспедиции станут началом большой музейной работы, создания уникального музея-заповедника «Трёхречье». Этого не случилось. В какой-то мере восполняет пробел книга «Тайны кабырзинской принцессы». Наряду с описанием природы, этнографии Горной Шории книга содержит эксклюзивные, ранее не публиковавшиеся образцы шорского фольклора. Записанные в 20 – 30-е годы прошлого века Надеждой Дыренковой (погибшей в блокаду), материалы хранятся в Кунсткамере в Санкт-Петербурге. Валерий Кимеев работал в архиве и сумел договориться, чтобы записанные в Кабырзе образцы шорского фольклора были опубликованы в нашей книге.

– Юрий Викторович, какими должны быть музейные комплексы? Есть с чем сравнивать?

– Конечно. В области действует экомузей «Тазгол» в Усть-Анзасе, есть другие. Практически в создании каждого принимал участие Валерий Кимеев. Экомузей – не только историко-этнографические, археологические экспонаты, но и живая природа данной территории, туристические маршруты, достопримечательности. Применительно к Горной Шории всё это дополняется фольклорными материалами. Не надо ничего выдумывать. Всё, что может привлечь любителей старины, у нас уже есть.

Вопрос в том, что создание музейных комплексов – не такое простое дело, как кажется. Надо спрашивать у специалистов – краеведов, историков, этнографов, как грамотно сформировать экспозицию, подготовить территорию, проложить маршруты. Предусматривать финансирование на весь период эксплуатации объекта. Средства нужны на всё, вплоть до сбора и утилизации мусора.

Образцом служат природные музейные комплексы в зарубежных странах. В Швеции, например, к самому невзрачному объекту проложена дорога, построен павильон, есть описание достопримечательности.

Два года мы работаем по договору с Монголией – создаём экомузей в Увс-аймаке рядом с озером Урэг-Нур. Монголы прислушиваются к советам специалистов, и это даёт неплохой результат.

Записала Анна Векшина

Фото из личного архива Ю. Ширина

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter