RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 09.02.2012

Игры за деньги

«Смертельное убийство» – может, кому-то покажется, что это масло масляное, а может, уточнение: преступление неминуемо. Премьера спектакля с таким названием прошла на сцене Новокузнецкого театра драмы.

Драматический театр обратился к жанру детектива. «Смертельное убийство» поставлено по пьесе Дэвида Фоули, режиссёром-постановщиком стал заслуженный деятель искусств Борис Ярыш (Брянск). Можно ещё сказать, что это развлекательная трагедия. Развлекательная – потому что принадлежит скорее к разряду «посмотреть на один раз». Трагедия – потому что убийства, мнимое и настоящее (настоящее, конечно, в театральном смысле), всё-таки оказывают должное эмоциональное воздействие на зрителя.

История выходит запутанная, как и полагается детективу. И происходит согласно канонам классической драматургии: в одном и том же месте и в одно и то же время (здесь: в одной и той же квартире и в один и тот же день). Богатая ювелирша подцепляет на ночь молоденького любовника, а оказывается, что он явился её ограбить, спелся с охранником и… Дальше рассказывать не будем, оставим это преимущественное право актёрам. Есть тут и коварство, и любовь, и почти бразильско-мексиканская интрига о некогда утерянных и сегодня обретённых родственниках... В итоге же получается повествование об алчности и в каком-то смысле игромании – один из персонажей, похоже, мнит себя товарищем Бендером (помните это незабвенное: «Моих грехов разбор оставьте до поры, вы оцените красоту игры»?). Только вот для изящных манёвров здесь места всё-таки нет.

В спектакле заняты всего трое артистов: Елена Амосова, Андрей Грачёв и Артур Левченко (с последним в разных показах меняется местами Юрий Беляев). Трио разыгрывает все сюжетные повороты в бессменных декорациях. Художник Роман Ватолкин воссоздал этакий декоративный мир спектакля: комната, несомненно, элитного происхождения; верхняя часть сцены отзеркаливает, хотя и почему-то крест-накрест, интерьер нижней – к потолку приклеены стол, кресло, торшер, куст в горшке. «Опрокинутый» дом, вероятно, должен свидетельствовать об искажённости и нематериального пространства, в котором существуют герои.

Показательный штрих – на сцене всё время висит пистолет, вернее, его изображение на большой подвешенной картине. И ясно, что без выстрелов здесь в любом случае бы не обошлось. Чехов не Чехов, а в качестве альтернативы киношному криминальному чтиву театральный «остросюжетник» вполне сойдёт.

Ася Владимирова
Фото Марины Герман

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter