RSS    Реклама на сайте

Наши читатели



ААА

Статья из газеты Новокузнецк от 24.11.2011

Счастье в четвёртой степени

У Татьяны и Олега Приходько четверо детей. Казалось бы, ничего необычного. Но в наше мегарациональное время и один ребёнок – уже роскошь. А тут четыре, к тому же приёмные.

Об этой удивительной семье накануне Дня матери мы узнали от сотрудников детского дома №5 на Спартака супруги Приходько по иронии судьбы живут неподалёку от него. Троих сыновей здесь и взяли, дочку Дашеньку – в доме малютки. Но обо всём по порядку – в откровениях супермамы.

От печали до радости

Будучи молодой девушкой, Татьяна мечтала о достатке в семье. Однако полученное образование не сулило высоких заработков – наша героиня окончила факультет дошкольной педагогики пединститута. Отработав в профессии положенные в те времена три года, Татьяна отправилась в свободное плавание – организовала собственный бизнес. Финансовое благополучие тогда было в приоритете. Поэтому рождение ребёнка супруги отодвинули на второй план – через несколько лет, когда семья встанет на ноги. Но судьба-злодейка распорядилась иначе. Как только Таня и Олег осознали, что хотят малыша, оказалось, что природа лишила их этого счастья. Многолетние попытки и лечение не принесли положительного результата.

– После 30 лет произошла внезапная переоценка ценностей, наступило понимание, что погоня за деньгами, карьера – суета, это не оставит нашего следа в мире, – делится Татьяна. – Настоящее счастье семьи – это дети. Но нам, к сожалению, не удалось родить собственных малышей, что, естественно, принесло немало страданий.

Первым ребёнком в доме Приходько стал... сфинкс Маршал. Розовый, неимоверно тёплый, добрый кот, как бы это абсурдно ни звучало, должен был заменить малыша, скрасить печаль. Пять лет назад Татьяна поняла, что это полное безумие, никакое животное никогда не сможет стать альтернативой ребёнку.

– Знаю многих женщин, у которых домашний питомец превращается в малыша. Теперь реклама, где котёнок, как ребёнок, режет слух. Я поняла, что такого не должно быть в моей жизни, – рассказывает героиня. – Когда мой женский возраст начал подходить к критическому, пришла мысль о создании приёмной семьи. Поскольку у меня педагогическое образование, то мне проще обходиться сразу с несколькими детьми. Изначально я хотела взять из детского дома кроху от трёх до пяти лет. Муж воспринял эту новость, наверное, затаив дыхание, но спорить со мной бесполезно. Я ему очень благодарна, не у каждой такое семейное счастье и взаимопонимание со второй половиной. Знаю женщину, у которой супруг ни в какую не соглашался стать приёмным родителем. Несостоявшаяся мать даже подушку готова была привязать к животу, чтобы выдать младенца за своего, – не помогло... Может, после вашей публикации кто-то из горожан решится на столь благородный поступок – одновременно осчастливит себя и брошенных детей. Детдомовские воспитанники ничем не хуже их «семейных» сверстников.

Первый опыт

Татьяна никогда не верила в то, что сможет полюбить взрослых детей. Считала, что они уже испорчены пребыванием в детском доме. Груднички всегда вызывали больше жалости и сострадания. Первый ребёнок – Максим – развенчал сложившиеся стереотипы.

– Я пришла в управление опеки и попечительства с просьбой предоставить психолога – хотела выяснить свою вменяемость, ведь в мои планы входило стать мамой для пяти деток. Специалисты посмеялись надо мной, но вменяемость подтвердили, – рассказывает с улыбкой Татьяна. К слову, многодетная мать ко всему подходит с юмором и добродушием, это помогает ей преодолевать жизненные трудности. – Когда собирала документы на опеку ребёнка, познакомилась с такой же бездетной парой, обменялись телефонами. Однажды мне внезапно позвонила Елена – супруга, сказала, что в 5-м детском доме видела необыкновенного мальчика, ну никак нельзя его там оставлять. А сама она очень хотела девочку. Я спросила, сколько мальчику лет? – «Девять». Как я уже говорила, на такой возраст не рассчитывала. Психологи и педагоги рассказывают массу ужастиков об усыновлении. Теперь я понимаю, что они это делают для того, что взрослые люди ещё раз хорошо обдумали – смогут ли они стать настоящими родителями, взвесили все «за» и «против». По статистике половину приёмных детей отдают назад на поруки воспитателей.

...В детском доме Приходько не застали Максима, он был на занятиях. Когда на уроке внезапно открылась дверь, сердце мальчика ёкнуло, почему-то он сразу понял – это за ним пришли, это его мама и папа. Так и появился в семье Олега и Татьяны Максим.

И снова в бой...

Вторым приёмным сыном стал Миша. История его появления довольно интересная.

– Максим живёт у нас месяц-другой и всё время говорит про какого-то Мишу, – вспоминает многодетная мама. – «Вот если бы Миша жил у нас...» Оказалось, что этот мальчик – друг Макса, после его ухода из детского дома Миша, как говорили психологи, на себя не похож: учёба и хобби – рисование – потеряли для подростка всякий смысл, – поясняет Татьяна. – По словам сотрудников-старожилов детдома, за много лет они впервые увидели такую крепкую дружбу. Несмотря на заботу и внимание персонала, воспитанники здесь, как правило, не живут, а выживают. Максим опекал товарища по несчастью, защищал от обидчиков. Недолго думая, забрали и Мишу. Сейчас парни, к слову, ровесники – им по 14 лет, – как настоящие братья, борются за мамину любовь.

Дашенька стала полноправным членом семьи Приходько, когда Максим был ещё на гостевом режиме. Супругам позвонили из дома малютки, предложили посмотреть на пятимесячную девочку.

– Это был очень волнительный момент, тем более что у нас уже был один ребёнок, – вспоминает наша героиня. – Это состояние можно сравнить с чувством сильной влюблённости.

Сейчас четырёхлетняя Даша – мамина помощница и громоотвод при возникающих между детьми ссорах. Как самому маленькому домочадцу, девочке достаётся всё самое лучшее.

Четвёртый сын появился благодаря... кровати. Однажды Татьяна стояла в детской комнате и подумала, как прекрасно бы составил компанию двум мальчикам ещё один, нужна только двухъярусная кровать. Сказано – сделано. Теперь комнату, письменный стол, компьютер и спортивное оборудование делят Максим, Миша и первоклассник Рома.

Дочка и сыночки стали называть Татьяну мамой с первых дней пребывания в новой семье.

– Я очень рада, что у нас нет тайны происхождения детей, они знают, что приёмные, – рассказывает Татьяна. – Сначала хотели усыновить младенца, но не давали покоя мысли – как быть, если ребёнок узнает, что он неродной. Наверняка найдутся «доброжелатели». Поэтому окончательно остановились на варианте – приёмная семья. У каждого ребёнка своя судьба, составляю родословные детей, ищу их родственников, только им глубоко безразлична судьба сына-дочки-племянника или братишки... Да и в глазах подросших сыновей не вижу желания искать своих неблагополучных родителей. В свою очередь стараюсь профессионально относиться к роли матери, полностью посвящаю себя дочери и сыновьям, отказалась от работы, посещаю всевозможные курсы по детской психологии и родительскому поведению. У некоторых родственников, например, у брата, четыре героических поступка вызывают изумление, но большинство близких и друзей не считают нас сумасшедшими, наоборот, относятся с уважением. О себе скажу, что я балдёжная, но строгая мама. Можем всей семьёй мчаться на машине и слушать громкую музыку, ходим на прогулки, выезжаем на природу, одним словом, живём насыщенной и полноценной жизнью. Но за проступки могу и построжиться. А в целом приёмный ребенок – чистая душа, к нему ничего плохого не прилипает. Конечно, он помнит все нанесённые обиды, но и потому с большой любовью и уважением относится к приёмному родителю. Мне повезло – мои ребятишки самые лучшие и талантливые. Это настоящее счастье – в четвёртой степени.

Валерия Клишина
Фото Марины Герман и из архива семьи Приходько

Beta! Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите enter